ДОБРОГО ВРЕМЕНИ СУТОК!
Добро пожаловать на Изумрудные острова: здесь коварные альвы, шальные русалки и кровожадные оборотни уживаются рядом с людьми в современном мегаполисе, а за порядком следит Инквизиция. Если с написанием анкеты возникли сложности, пожалуйста, обращайтесь к нашим администраторам за помощью.
СВОДКИ ПОГОДЫ
В Окленде сезон дождей, настоящая зима по меркам местных. Ветер дует просто ледяной, а от сырости просто некуда деться.

Днем: +13° +20° Ночью: +10° Вода: +14°+17°
АДМИНИСТРАЦИЯ
МОДЕРАТОРЫ
ИГРОК МЕСЯЦА

ПОСТ МЕСЯЦА

ЦИТАТА МЕСЯЦА
Барк видел единственное решение, которым исправлялись все сверхъестественные проблемы этого города – Инквизиция. Быстро, качественно, бесплатно... ©
ВРЕМЯ В НАСТОЯЩЕМ
С 1 по 30 сентября 2014 года.
НОВОСТИ
Город живет своей жизнью, кто-то умирает, кто-то женится, правда, некоторые смерти и свадьбы все же выбиваются из обычного ритма, привлекают к себе внимание. Не для того ли чтобы отвлечь внимание горожан от куда более важных событий?
АКТУАЛЬНО
Очень нужны люди и альвы
РОЗЫСК
АКЦИИ
#1. Темные небеса.
#2. Догоняя волну.
#3. Алеф.
#4. Такие разные люди-нелюди.
#5. Закон есть закон.
#6. Бремя страстей человеческих.
#7. Когда маска становится лицом.
#8. Ты нужен мне.

НАВИГАЦИЯ
Вопрос-Ответ | Сюжет | Правила | Занятые внешности | Эпизодическая система игры | Жители островов | О городе | О магии | Инквизиция | Оружие | Что нового на форуме?

Изумрудные острова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Разрушение стереотипов или знакомство начинается с драки


Разрушение стереотипов или знакомство начинается с драки

Сообщений 21 страница 40 из 45

21

Она понимала о чем он говорит, она и сама через все подобное проходила. Наверное плюсы общения с военным человеком или с человеком прошедшим войну были в том, что волей-неволей понимаешь друг друга даже с ограниченным набором слов. Понимаешь что тебе хотят сказать, понимаешь что тебя понимают хоть и говоришь бессвязно. Она сама долго не могла отойти от заданий, от подъемов в определенное время и от тренировок. Ей не хватало того риска и того режима. То что было у не сейчас – было лишь пародией. Больше риска, меньше заданий Она скучала по службе и по тому режиму в котором жила. И хоть эта служба не напоминала службу в горячих точках. Которую прошел Тринадцатый и к которой стремился, а все-таки была тоже похожей на наркотик даже сейчас.
Она достала из морозилки пачку пельменей, поставила воду на плиту, пока слушала мужчину. Вскоре вода закипела, буквально как и она как только Хэтч задал ей вопрос по поводу переживаний. Девушка бросила продукт в воду и развернулась к мужчине лицом, опираясь руками на барную стойку.
- Просто весь этот год… Ты попадаешь на службу, тебя учат убивать, учат бороться, учат обращаться с оружием, выбирать мишень и попадать по ней. Тебя учат жить войной, тебя учат не боятся смерти. А потом ты попадешь сюда, в это… общество. И понимаешь что все чему тебя учили это мелочь, это ничто по сравнению с тем, что ожидает в реальности. То, чему тебя учили никак не сможет помочь в случае если оголодалый волк или волк с манией преследования и паранойей загрызет тебя. НЕ готовили и к тому, что несмотря на то что у тебя есть оружие и не дюжие навыки боя, все равно есть тот кто просто одни прыжком и одним укусом может оторвать тебе голову. Не готовили и к тому что мне придется жить целый год под пристальным наблюдением. Ты идешь по улицам и чувствуешь на себе взгляды, ты приходишь домой и ощущаешь взгляды через окно. Ты ложишься спать и просыпаешься и все равно чувствуешь как шевелятся ноздри того кто вынюхивает тебя.  И один не верный шаг, одно не верное движение или слово – и кто-то из этих наблюдающих – любой – бросится на тебя и перегрызет глотку. Быстрее, чем ты вытащишь пистолет, - она не была уверена что Хэтч понимает ее. Он был хоть и во всем этом и варился уже наверное не первый год, но все что чувствовала она, живя в эпицентре этого ада, все чем жила она – все это не давало ей покоя. У нее не было ни молитвы, как у него, ни того же вируса внутри и она ощущала каждой клеточкой этот пристальный взгляд и эту угрозу.
– Я кажется даже сейчас ощущаю как они ждут моего не верного шага. У них еще есть время отомстить. И что бы не говорил Том о том, что я по контракту теперь считаюсь инквизитором, что бы он ни говорил что они меня не тронут, появятся такие же ненормальные которые готовы будут пожертвовать жизнью но загрызть меня, пока я еще уязвима, - Ксана щедро плеснула водки в стакан из-под виски и уже готова была выпить все залпом, но поставила стакан на место и посмотрела на мужчину затравлено.
- Думаю, было бы проще если бы они мне отказали в работе тогда или же загрызли в первый же день работы, тогда я бы хотя бы спать смогла бы. Я уже год нормально не спала. Паранойя открывается каждую ночь. Чувствую взгляды, дыхание и ожидание команды «фас». Они изначально мне не доверяли, но стало хуже когда впервые на горизонте Тринадцатый появился. Тогда даже дышать страшно стало. И уйти нельзя. Только вперед ногами, - она отставила стакан, так и не сделав и глотка и подошла к плите вынимая из кастрюли пельмени – редкое, но все же имеющее место в местных магазинах, блюдо. Вскоре тарелка уже стояла на столе между ней и Джоном.
- Надеюсь ты ничего не имеешь против русской кухни в виде пельменей, - она усмехнулась горько. – Быстро, сытно и удобно, - девушка достала две тарелки, вилки и майонез с кетчупом – не зная вообще выберет что-то мужчина для сдабривания блюда или нет. Сейчас она кажется открыла ему все что накипела, выплеснула одним сплошным потоком, возможно показывая что боец внутри нее сломлен окончательно, но она держала все это внутри не один день и сейчас, высказавшись, кажется она ощутила какую-то сомнительную, но все-таки легкость.

+1

22

Как убедить человека не бояться? Да наверное никак. Хэтч не знал адекватных способов побороть страх быть растерзанным волками. Когда он только начинал свою инквизиторскую службу был не страх, а адреналин, который бил через край и буквально сносил голову. Джон в первое время попросту забыл, что он простой человек, что у него нет способностей к регенерации, как у сидхе, что он не может использовать магию, что его жизнь такая хрупкая, что обычная ангина может заставить его перестать коптить небо. Мужчина был слишком опрометчив, напорист. Джонатан бросился в омут с головой и, будто маньяк, жаждал все новых заданий, новых безбашенных выходок. Мужчина не скучал по войне, он хотел адреналина, животрепещущего страха в собственных жилах. Без острых ощущений он был просто как каменное изваяние. Эти чувства оживляли его, разбивали камень и снова хотелось жить. Хэтч, конечно, не жил, как Оксана, в стае, но прекрасно наслышан о суровых буднях в обществе оборотней. Сегодня вот, она столкнулась с волком и просто отключилась. Куда подевались все ее инстинкты по самозащите и самосохранению? Неужели действительно при встрече с сидхе без доминиканца в жилах перестаешь соображать и просто останавливаешься и ждешь расправы? Бык отказывался в это верить. Так может быть с человеком, но не с солдатом. Инстинкты, которые воспитывает служба, вытаскивают из самых поганых ситуаций. Но жить с постоянным чувством, что за тобой наблюдают сведет любого с ума. Инквизитор бы не выдержал и двух месяцев, пошел бы искать тех, кто за ним следит. А тут год… Он выслушал девушку почти с каменным лицом и только тихо вздохнул.
- Скоро все изменится, - уверенно сказал мужчина, глядя точно на девушку, будто стараясь вселить в нее хоть капельку своей же уверенности. – Тебе остался финальный рывок. Оксана, ты же солдат, забыла? Ты сегодня на тренировке почти избила меня… Да с такой злостью, будто я был тем, кто за тобой следит, - Джон говорил с задором, сделав комплемент, который делать-то и не собирался.
- Тебе бы эту злость, да на тех кому она предназначена. Осталось только научиться ею управлять. И ты будешь готова. Сдаться можно всегда, можно проиграть сражение, но выиграть войну. Пусть даже это война и это сражение с собой, - Бык психологом не был, убеждать не умел так, как ему хотелось бы. Сейчас он просто высказывал свою точку зрения, а уж примет ее Шторм или нет, поддержит или она так и станется просто словами – это уже другое дело.
- Я не могу помочь тебе справиться со страхом быть разорванной… Не жить же мне с тобой, - Джонатан усмехнулся, рассматривая приготовленное блюдо. Пельмени он раньше не пробовал, не знал что это за вкус, да и сейчас не узнает, а жаль. Он только знал, что это должно быть мясо и тесто. – Но потренировать всегда пожалуйста.
Инквизитор принюхался к тому, что доносилось из тарелки. Пахло специями и чем-то мясным отдаленно. Неизвестно вообще из чего делают этот полуфабрикат на производстве. Будем надеяться, что не отравлюсь…
- Это вот мне попробовать как-то и не удалось, - задумчиво проговорил мужчина и все же отправил в рот готовый продукт. Вкус национального блюда так и не открылся Быку. Где ж ты была пару лет назад со своими пельменями? Пока он не смог произнести вслух название блюда, но прожевав, все же продолжил:
- Наверное, это вкусно. Ты запоминай каждый вкус каждого съеденного блюда и каждого выпитого напитка, а то скоро ты распрощаешься со всеми своими вкусовыми рецепторами и будешь только мечтать о том, чтобы ощутить богатый вкус… пельменей, - Джон проговорил русское название со смешным акцентом, ощущая, как заплетается язык, не привыкший к такому слогу.

+2

23

- Меня долгое время тренировал муж. Он вытаскивал изнутри все страхи, всю злость, всю обиду, всю гордость и заставлял ее направлять на врага. Он словно выворачивал во время тренировки тебя наизнанку и заставлял видеть в себе врага, заставлял ненавидеть. Он учил меня несколько лет: с того момента как я только попала под его командование, до последних дней. Просто закрепилось это как-то. Честно говоря мне даже не хватало этих тренировок. Не просто с Киром, а вообще. Не хватало этих ощущений и этого выворота наружу. С волками много не потренируешься. Они быстро из себя выходят и выпускают зверя, - девушка пожала плечами. То, что говорил Хэтч она прекрасно понимала. Понимала что он прав, да только настолько все разбито внутри было, что как-то даже воспринималось  не так как следовало бы. Просто что-то внутри основательно сломалось и пройдет не мало времени, прежде чем девушка сможет ощутить действительно те силы и возможности, какие были раньше.
А она бы сейчас наверное не отказалась бы от хорошей охраны в виде инквизитора. Пускай и временной. Просто для того чтобы эгоистично, но все же поспать хотя бы одну ночь спокойно. Ну или молитву под бок, чтобы просто врубить ее и вырубиться спокойным сном. Правда, учитывая, что в свое время еще стая ей продемонстрировала, что молитву игнорировать можно, все же полноценно надеяться на прибор уже было нельзя. Не верила она упорно в слова Хоффмана, что договор с инквизицией дает ей какую-о безопасность. Бумажки вообще редко безопасность дарили. То ли дело оружие… Впрочем не об этом наверное сейчас речь.
-  Я готова тебе пельменями платить за охрану, - усмехнулась Ксана. Эта усмешка хоть немного, а все-таки походила на улыбку. Нет, действительно становилось легче от общения. Пускай и такого жалкого как сейчас. Ведь она действительно сейчас мало напоминала бойца, а больше походила на женщину. Слабую и беззащитную. За это она себя ненавидела, но в то же время и хоть когда-то таковой надо было быть. В стае она не могла открыто общаться. Она не могла говорить что думает, она не могла никому открыться. Волки прекрасно чувствовали страхи и успешно ими пользовались. Потому она запирала все в себе на замок долгое время. Только чтобы сохранить все это внутри себя и не дать ни волкам, ни кому бы то ни было еще узнать все что творилось внутри нее.
Ксана не удержалась и хмыкнула, когда Джон попытался произнести название блюда с акцентом. Звучало забавно. Даже смешнее чем когда кто-то пытался просто поздороваться по-русски не имея при этом никакого опыта произнесения этого слова. Впрочем вскоре она взглянула на привычный для русских продукт, понимая что не то это уже давно, и что самые лучшие пельмени это те, которые делаешь сам на кухне, но так она не изощрялась уже давно, предпочитая жить под полуфабрикатами.
- Я уже помню какими они должны быть. Лучше всего конечно их готовить самостоятельно, раскатать тесто, приготовить фарш, слепить и заморозить на какое-то время, а потом просто отварить. Намного лучше этого заменителя, - она отправила в рот кусочек, а затем чуть поморщила носик, понимая что не то это совсем. – А еще разные же они бывают. Бывают с рыбой или с  капустой. Иногда с редькой… - задумчиво проговорила она и только сейчас осознала, что Хэтчу это ни о чем не говорит и что он даже при большом желании вряд ли узнает что такое пельмени.
- А каково это жить без вкуса? – вдруг спросила она. Она знала что такое доминиканец и знала его свойства, но при этом совершенно не знала как люди живут так. Наверное это удобно, но насколько? Она конечно не была гурманом, но те же пельмени напоминали о России, а так она скоро должна была потерять и эту память. Только вот чем ее можно было реально заменить кроме запахов?

0

24

– Значит, ты замужем… - задумчиво проговорил Хэтч, но решил лучше продолжить тему с охраной. Он не был дураком, если Кира, или как там его зовут, сейчас не было рядом, значит, что-то случилось. Добровольно оставить молодую красивую жену, которая разделяла твои интересы с армией мог только круглый идиот, да еще и позволить ей рисковать собственной жизнью и сном, обеспечивая жизнь бок о бок с волками. Разумеется, Джон всего не знал, личное дело он пролистал лишь поверхностно, выбирая для себя значимые моменты, да и вряд ли там была указана причина отсутствия суженого Шторм, а лезть в чужую личную жизнь было не в его правилах. Он сам не особо-то любил, когда его спрашивают о том, почему он до сих пор не женат или почему не был хотя бы с кем-нибудь обручен. Личное потому и называют личным, что другим знать не положено. Или положено, но с невероятной натяжкой.
- Работать за пельмени мне еще не приходилось, и ты уже сегодня мне заплатила. Так что я думаю, что можно дать тебе сегодня спокойно поспать, - быстро сказал инквизитор и отпил из стакана. Раньше мужчина оставался с девушкой и становился откровенно приятной причиной ее бессонницы – это да, но раньше его не просили стать телохранителем хотя бы на одну ночь. Сегодня от него не убудет. Дома скучно, вот придет он сейчас в свою берлогу, а дальше? Снова таращится в телевизор или идти в бар за выпивкой и компанией, чтобы под утро ввалиться в свою, а может и чужую квартиру, и забыться сном? Подобное однообразие его расстраивало.
- Звучит ужасно. Особенно с редькой, - Бык невольно скривился. Гурманом он не был, но и есть что попало его не заставишь, а этот овощ, о котором упомянула Оксана, для Джона было именно «что попало». – И как только вы до такого додумались? – Это был риторический вопрос, а под местоимением «вы» он подразумевал всю русскую нацию, которая могла придумать подобное блюдо. Про сушеных кузнечиков или тараканов, которые считались деликатесом то ли в Италии, то ли в Китае, он вообще предпочел не вспоминать.
- А ты, значит, умеешь делать пельмени сама? – сегодняшней задачей для инквизитора было выучить это новое слово произносить правильно. Он вслушивался в то, как его произносит Оксана и пытался это воспроизвести. Во второй раз получилось получше, но все равно коряво.
- Я думал, что все будет гораздо хуже. Ты ж не сразу вкус теряешь, а со временем. Когда это происходит, понимаешь, насколько это… приятно ощущать сладость или горечь на своем языке. Но даже тут есть свои плюсы. Ну, вот скажем, ты можешь не расстраиваться из-за того, что да даже эти пельмени не такие, какими ты привыкла их есть, - рассудил инквизитор, указывая в тарелку с угощением. – Можешь пофантазировать о том, каким должно быть на вкус то или иное блюдо… Некоторые из наших предпочитают заменять вкус обильными пряностями, чтоб весь рот жгло. Кому-то вообще все равно, что он ест, лишь бы сытно было. Кто-то скучает по сладостям или по вкусу сигар и алкоголя, - говоря про сигары и алкоголь, Джон имел ввиду себя. Доминиканец забрал у него этот привкус, оставив только в памяти. Для Хэтча этого было недостаточно. Что же касается обильных приправ, то эту сторону Бык не поддерживал. Так и желудок не долго посадить. Инквизитор не был ярым фанатиком здорового образа жизни, но вот от этой особенности – есть с огромным количеством приправы, решил отказаться, чтобы еще больше не усугублять и без того свое шаткое положение.
- Каждый справляется кто как может. Я не сильно страдаю, - мужчина улыбнулся вновь отправляя в рот пельмень.

+2

25

- Да, была замужем. Ну… вернее, мой муж погиб. Где-то год назад. Собственно после этого я подалась к Вайтфенгам, - много говорить не хотелось. Он и не спрашивал многого. Просто стоило прояснить ситуацию. Да, замужем была.  Да и сейчас по сути она до сих пор считалась замужней. Фамилия мужа, кольцо на цепочке – все это не давало забыть о том кем она была и как она жила до того как прибыла на острова. Кольцо и память это единственное что у  нее осталось о муже и чего она определенно не хотела терять. Во всяком случае пока. Это помогало ей жить, помогало не чувствовать одиночество. Помогало дышать и просыпаться каждое утро. И она и сейчас не особо была готова забыть о муже и сегодняшняя тренировка, в которой слились воедино и воспоминания и реальность – очень четко дала ощутить это состояние. От этого стоило бы избавиться. Кира больше нет, есть другие люди, есть Джон. Который ведет ее тренировки и есть те тренировки, которые ей проводил муж. Тактика одна, но люди другие и переносить с одного на другого не стоит.
- Ты серьезно? – брови даже взметнулись вверх от удивления. Неужели он согласился остаться на ночь только ради того чтобы Ксана могла хотя бы ночь поспать. Это было неожиданный и в то же время благородным поворотом, на который она не рассчитывала. Конечно мечта о том что у нее может быть инквизитор охранник была в голове, но оставалась на уровне смешной мечты. Она сама могла себя защитить и кажется об этом стоило думать больше, а не надеяться на чудо. Однако кажется чудо происходило прямо здесь и сейчас в ее кухне в лицо Хэтча, который кажется как-то слишком подозрительно быстро согласился на столь сомнительную операцию с более сомнительной оплатой. Может он шутил, а она уже обнадежилась? Не стоит быть такой наивной. Хотя измученный организм просто требовал правды и веры во все что ни скажут.
- Главное выбрать начинку. По сути в тесто же можно что угодно положить: картошку, мясо, овощи, джем – все что угодно. Главное правда при этом понимать как это будет выглядеть после варки. Ну например не будешь же ты есть вареные огурцы? Ну или вареные помидоры. Звучит даже не аппетитно. А вот редька… Все не так плохо. Она после варки лишается своей значительной горечи и оставляет приятный горьковатый привкус, - Оксана улыбнулась. – Я тоже в первый раз подумала что это должно быть жуткая гадость, а потом как-то невольно подсела буквально через пару штучек и меня едва оттащили от тарелки, - сейчас это было забавно вспоминать. Забавно настолько, что захотелось вдруг если не вернуться в т времена, то хотя бы поесть тех самых пельменей с редькой. Может устроить кулинарный бум на кухне? Правда насколько это было выгодно? Если пельмени. То они долго храниться могли, а если что-то существеннее. То она не умела готовить мало. Всегда все готовилось с расчетом на мужчину в доме. А одна она столько не съест… - Жаль что ты не ощущаешь вкусов -  я бы настояла чтобы ты попробовал их, - ну губах заиграла какая-то немного озорная улыбка. Это был своего рода прогресс. Она давно не улыбалась. Тем более искренне.
- Да, я примерно представляю каково это. Я честно говоря сейчас и не знаю какой бы вкус хотела запомнить. Если только те вкусы русской кухни, настоящей русской кухни, которые мне почти как родные… Хотя наверное я и сейчас как под доминиканцем – все их вкусы и запахи помню, а готовить в этих условиях как-то не получается. Я привыкла готовить большими порциями, чтобы накормить мужчину, а сама я такое обилие пищи не смогу съесть. Потому перебиваюсь в основном полуфабрикатами и лишь во сне вспоминаю про вареную картошку, пироги и настоящие пельмени и блины. Жаль что ты не можешь действительно прочувствовать ничего из этого. Мне кажется тебе бы понравилось, - Ярославцева вновь улыбнулась мужчине, а затем опустила взгляд на свой пельмень, прежде чем отправить его в рот. Что-то в нем действительно напоминало ей мужа и вместе с тем вызывало симпатию, от которой даже становилось кажется немного стыдно .

0

26

Джон немного кивнул, так ничего и не сказав. Слова соболезнования – только слова, по себе знал. Похороны он не любил в частности еще и потому, что внезапно вылезают какие-то далекие родственники, с которыми усопшие и не общались толком. Они начинают горевать вместе с тобой и говорить много такой несусветной ерунды, что хочется вломить по самое небалуйся, лишь бы заткнулись и свалили туда, откуда вылезли. Люди, о которых Джонатан не слышал больше пятнадцати, а то и двадцати лет, приносили свои соболезнования, которые были такими же фальшивыми, как снег из ваты.
- Извини, я не думал, что все настолько скверно, - проще было бы, если бы муж Оксаны просто включил эгоистичного ублюдка и кинул ее, вдоволь наигравшись. Но смерть… Теперь инквизитор понял мотивы Шторм и ее отчаянный шаг в стаю. Только шагать надо было не в ту сторону, если только девушка не мечтала воссоединиться со своим любимым за облаками в другой жизни, если она существует.
Серьезно ли Хэтч говорил по поводу охраны сегодняшней ночью? Ну, в общем, да…
- Думаю да, если ты не боишься остаться с малознакомым мужчиной в своем доме, - Бык улыбнулся. – Но это будет первый и последний раз и то, при условии, что ты не будешь кормить меня своей русской кухней с редькой, возьмешь себя в руки и будешь той, которую стоит бояться всем твоим недругам.
Мужчина был серьезен. Видеть, подавленного и отчаявшегося солдата ему, как боевому сержанту морской пехоты, было больно и обидно. Самым сложным всегда считалось сломить дух – и вот это он сейчас наблюдает. Жаль…
- Э, нет, с доминиканцем ты даже близко не поймешь, что ешь. Чеснок и лук – они вовсе не горькие и не противные, а как трава, совершенно безвкусные. Ты чувствуешь только запах, ну и не только ты. Наешься его и можешь смело подрабатывать газовой атакой без особо вреда для себя. А как пообтесаешься в нашем тесном почти семейном инквизиторском кругу – так можешь смело приглашать к себе на блины и пельмени. И даже волноваться не стоит о том, что у тебя хоть что-то останется, - Джон налил себе еще виски. Сейчас он был доволен – почти сыт, в приятной компании, которая долго ему не находилась, с алкоголем и в уюте. Осталось только за ушком потрепать и живот почесать и будет почти идиллия.
- Где там твой стакан?

+3

27

По спине пробежали мурашки. Она и сама понимала что выглядело все не лучшим образом, но озвучивать это сама не решалось. Впрочем может просто слово было такое характерное, вызывающее то самое чувство противного неприятного холодка и одиночества. Оно будто ставило клеймо, оценивало давало понять что реальность далека от той действительности, которая в голове крутилась долгое время. Он как будто поставил точку во всей ее истории одним словом и от того стало совсем не по себе, совсем не уютно от всего происходящего, что даже захотелось вылезти из этого панциря, в котором она жила целый год. Панциря боли, разочарования, потерь и страхов. Панциря, который отрубил ее от прошлого, от той жизни которой она жила, от того состояния в котором пребывала раньше. Сейчас все было иначе. Она была не той. Она стала слабее от того ее раздражение и ненависть к самой себе лишь возросла.
- Мне кажется  по итогам прошедшего года я могу точно сказать, что остаться наедине в собственном доме с незнакомым мужчиной-человеком для менее наименьшее из зол. Тем боле старые привычки не пропьешь, а от того бита под кроватью и пистолет под подушкой остаются неизменными спутниками одинокой женщины, - она усмехнулась. – Тем более в случае чего я всегда могу использовать секретное оружие в виде пельменей с редькой. Так тут все так же зависит от твоего поведения, - она улыбнулась совершенно задорно, хитро и в то же время ка-то искренне смотря на мужчину.
Не хотелось давать обещание восстановиться как бойцу. Да и это замечание честно говоря основательно так задевало ее. Особенно из уст военного. Будто било больнее и сильнее чем кулак по солнечному сплетению, выбивая основательно воздух и заставляя поглощать кислород маленькими порциями до тех пор пока не получится снова научиться дышать. Она не могла обещать ему стать такой как раньше. Это обещание она уже дала самой себе в зале и была намерена выполнить его несмотря ни на что. Но если она согласится с мужчиной, то примет свое положение, которое и без того отлично писалось на ее лице и по е истории. Беспомощность и слабость тонкой нитью пронизывало весь ее вечерний рассказ и наверное стоило бы просто прекратить жалеть себя и делить своей болью. Но черт побери с другой стороны он был первым кто обо всем услышал, действительно обо всем что ее тревожило. Он был первым человеком который услышал ее и в то же время он был первым человеком, который напомнил ей основательно Кирилла и заставил ощутить себя еще более уязвленной.
- Останется или нет – не важно наверное. Главное вкус который должен сопровождать эти блюда, а какой смысл угощать тем что никогда больше в жизни не ощутишь на языке как должное? – она улыбнулась. Впрочем в свое время она заметила за собой особенность, что порой ей хотелось приготовить что-то в большем объеме, нежели просто на одного человека. Все же шесть лет совместного проживания с мужем давали о себе знать и все это становилось чем-то вроде забытой и ностальгической привычкой, о которой она не особо-то вспоминала до сегодняшнего дня. До сегодняшнего дня она вообще старалась о многом не думать. Она и не знала что одна встреча с мужчиной-инквизитором может стать столь серьезной проблемой и обычная тренировка может закончится и промывкой мозгов и ночью под одной крышей.
- Вот, - она протянула свой стакан. – Хотя наверное мне уже хватит.  Мне не много нужно, - она улыбнулась уголками губ.  И действительно усталость уже давала о себе знать основательно и щеки порозовели, и глаза казались несколько пьяными.
- Это хорошо что ты остаешься. Только… мой диван не предназначен для ночевок и единственное место где могу тебя положить – вторая половина кровати. Надеюсь тебя это не смутит? – она как-то вдруг поняла что альтернативного решения тупо нет. Ну не предлагать же мужчине спать на полу – не месяц май, да и не удобно. Хотя он наверняка был закален в таком формате…

Отредактировано Оксана Ярославцева (01.06.2014 10:09:53)

0

28

– Да ты опасная девушка, - с деланным подозрением проговорил инквизитор, а потом тихо рассмеялся. Хорошо, что она начала улыбаться и это перестало выглядеть вымученной улыбкой одолжения. Хорошо, что она начала шутить, а не огрызаться, как на тренировке. Наверное, правду говорят, что беседа лечит. Хотя, подобная беседа Быку не помогала. Когда ему было необходимо кому-то выговориться, то он во всяком видел подозрительную личность и не спешил вступать в диалог. Это было во время службы, где всех солдат мотивировали на убийство врага, которые врагами-то не были. Просто два ерепенящихся государства с тупыми главами у руля, которые не поделили власть, ресурсы или еще чего. И те парни, что были с другого берега были такими же пешками в руках тупых кукловодов.
А теперь говорить о себе он не любил, каждый раз чувствуя себя как на приеме у психиатра, который решил заняться промывкой мозгов. Однажды он уже позволил подобное сотворить с собой, но больше не намерен. А тут, прямо сказать, разговор во благо. Даже как-то странно было из-за этого, но все же приятно чувствовать и осознавать, что лишь своим обществом помогаешь кому-то.
- Думаю, тут ты права. Но здесь же дело скорее всего не во вкусе блюд, а в том, кто тебя окружает, - Джон сделал небольшую паузу, - тебе ли не знать, что в бою ты прикрываешь не только себя, но и ближнего. Тут так же. Ты должна быть уверена, что с сослуживцами у тебя стабильные отношения. Я не говорю о дружбе, хотя бы о банальном нейтральном дружелюбии. Потому что может случится так, что тот, кто должен тебя прикрывать, всадит тебе пулю в спину, если у тебя с ним некоторое недопонимание или, более того, конфликт. Ну, я утрирую, конечно, но суть, думаю, ты уловила.
Сволочей хватало везде: и в армии, и в полиции, и в инквизиции. Те, кого он знал были не пальцем деланы. Кое-кто мог пойти по головам, кто-то мог ставить свои интересы выше служебного долга или наоборот, но в ущерб компании. В частности из-за этого он не старался тесно общаться с кем-то из инквизиции, но достаточно дружелюбные отношения пытался поддерживать со всеми. Вот если сейчас спроси Хэтча, кому он может довериться более всего в плане эмоционально-психологической поддержки, то после долгих раздумий, капризного отбора и тщательного взвешивания он назовет, пожалуй, только епископа и то только потому, что Чезаре, как человек верующий и давший клятву, или как это называется, не станет болтать о сокровенном постороннему. Но, вероятно, помощь Луиджи в подобном деле понадобиться Джону только прямо перед смертью. Чтоб грехи отпустил, так сказать.
Бык все же плеснул чуть на дно в стакан Оксаны и, чокнувшись с ней, выпил содержимое своего.
- Ты серьезно? Кхм, ладно. Только чур не приставать, - ты посмотри, как все складно-шоколадно получается. И накормила, и напоила, и спать уложила, да еще и рядом с собой!
И фраза о приставаниях касалась все же по большей части его самого. Что мы имеем? Хорошая квартирка, в квартирке взрослый мужчина после тяжелого трудового дня, сытый и довольный собой. Плюс. Красивая, молодая отчаявшаяся девушка, которая похоронила своего мужа. Она уже весьма навеселе, почти приглашает его остаться, кладет его с собой на кровать… И как тут устоять? Но, Джон, ты же джентльмен, и не позволишь девушке оказаться в ситуации, которая скомпрометирует ее честь! Так что, держись, старик.

+1

29

Такой ее сделала не только армия, но и муж, который только и волновался о ее безопасности, особенно последние годы, пока они были в бегах. Он все время то и дело напоминал о том что необходимо быть начеку и доверять если не совсем никому, то хотя бы единицам. А то что нож стоит с собой всегда носить даже во время сна – это стало просто жизненным кредо. Если пистолета можно лишиться или банально забыть, то нож единственный друг в этом случае. Вот и приходилось следовать этому жизненному кредо.
Разговор действительно облегчал душу. Хотя наверное для такого случае стоило бы выбрать кого-то, кого она больше не увидит никогда. Но в то е время рассказывать направо и налево о том что знает тоже не разумно, за это можно и головы лишиться или свободы. Наверное выбор пал на Джона потому как мужчина во-первых понимал о чем говорит девушка, во-вторых мог что-то посоветовать. Он был ей близок и по взглядам на жизнь и по самой жизни. Правда вот результат был иной, впрочем и сами они были разными во многом потому что он был мужчиной, а она женщиной.
Разговор о ее принципах жизни в одиночестве перешел плавно в разговор о дружбе и доверии. Она уже наученная горьким опытом как никто другой знала, что даже тот кто раньше стоял с тобой в одном ряду и расстреливал врагов может в один момент стать твоим врагом. Так было с ними когда все силы группировки были направлены на поимку дезертиров. Любой тот кто раньше звался другом, теперь мог стать твоим убийцей. Кажется единственным кто оставил их в живых был в свое время Тринадцатый, который не только не воспользовался моментом, но даже спас ей жизнь, когда Ксана, сорвавшись, полетела к чертям вниз, рискуя переломать себе все кости и лишиться к чертям остатков той ничтожной жизни которой жила.
- Да, я понимаю о чем речь. Только я привыкла заводить дружбу в бою, а не подкармливая всех и вся. Так в обычных офисах делают, когда нет возможности поделиться чем-то еще. Впрочем как бы вкусно ни готовилось  и в каких бы количествах, все равно когда придет война – каждый изберет для себя свою сторону – се ля ви, - пожала плечами Оксана. Рассказывать мужчине больше про свои злоключения от России и до островов не хотелось, да и смысла не было – не спрашивали ее об этом. Она и так выдала гораздо больше чем должна была, а в глазах мужчины стала достаточно слабой чтобы походить на обычную женщину, правда она несмотря на все это все равно пытался в ней видеть бойца и она была благодарна ему за это хотя бы потому, что это было гораздо важнее чем быть заметной просто как женщина.
Только сейчас она поняла как все это выглядело со стороны. Она приглашала его откровенно в свою постель. Правда вот в этой откровенности не было ни намека на флирт в данной ситуации. Хотя надо сказать, что алкоголь и успокоение давали о себе знать и она действительно видела в мужчине мужчину. Правда вот… Нет, не время и не место для чего-то подобного. К тому же они будущие сослуживцы, а подобное могло лишь помешать обоим в дальнейшем. И это тоже она знала не понаслышке, а потому стоило бы завязывать со всем этим чинство-бесчинством и идти спать. К тому же Ксана хоть и пила довольно много за этот вечер, все же хмель уже основательно так давал в голову, заставляя девушку удерживать равновесие насколько это вообще было возможно.
- Ладно, пора в душ и спать наверное. Завтра скоро наступит, - пробормотала она отставляя пустой стакан в раковину и смотря на полупустую бутылку. – Будешь еще что-то?  - услышав ответ, Ярославцева кивнула и направилась в сторону комнаты, обходя барную стойку, чуть придерживаясь за нее.  В какой-то момент она отвлеклась от своей изначальной цели и потеряла на мгновение равновесие буквально цепляясь за первое что попалось под руку. Под руку к слову попалась футболка мужчины, которую ее ладони смяли в кулаке на груди. Русская отдышалась чувствуя что адреналин все же слабо, но успел шибануть в голове.
- Мда, явно пора спать идти. Спасибо тебе, Джон, - она как-то слабо соображала когда обхватив мягко лицо мужчины коснулась его губ своими губами в благодарном поцелуе. Собственно ничего такого удивительного в этом нет и вообще ничего такого, да вот только мысли повело не в ту сторону когда она отстранилась как-то как ей самой показалось даже нехотя.

+1

30

Она, конечно, была права. Только тут была не армия и рядовых спокойных дней было куда больше, чем настоящих боев с сидхе, хотя были и явные сходства. Война была, но тайная, холодная и более кровавая, чем там. Сидхе желали господства над людьми, а люди заявляли свои права на жизнь, если не в одиночестве, то хотя бы рядом со сверхтварями и по возможности без страха за свою жизнь и жизнь своих детей. Смерть была куда более изощренной и забирала представителей всех рас не просто пулевыми, ножевыми ранениями или от разрывным мин. Можно было найти человека с разодранным телом, будто драл медведь. Если использовали магию, то тут вообще были свои не поддающиеся описанию зверства. Что касается отношений в Корпусе – тоже свои сходства и отличия.  Но как завоевывать друзей среди инквизиторов – в бою или просто хорошей беседой, дело каждого и Бык тут спорить не стал. У него были свои причуды, а у Оксаны – свои. И наверное он даже согласился с ней в том, что кормить и поить незнамо кого, пусть даже коллег, в собственном доме было чем-то совершенно не тем фактором, к которому привыкли обычные смертные. Лишь о себе Джонатан знал точно, что за своего товарища, которому не повезло при встрече с сидхе, он готов порвать. Так повелось еще со школы, изменилась лишь степень опасности. В школе – простые задиры, которые надерут уши или просто поиздеваются, а тут на ставке жизнь. Может, следующий, кто падет от руки или лапы опасного существа будет сам Хэтч. Кто ж знает наперед?
Он отказался от предложения «еще чего-нибудь» и хоть выпил он побольше, чем хозяйка дома, был почти трезв. Ему нужно куда больше, чем этой малютке, чтобы его хоть немного повело в сторону, но расслабление, дарованное алкоголем, все же наступило.
- О, да. Пора в кроватку, - Бык придержал от падения Шторм, которую почти развезло от выпивки вкупе с надеждой на безопасность. Нет ничего удивительного в том, что на девушку приятно смотреть, но Роксану было еще и приятно держать в руках.
Он не ожидал этого поцелуя и теперь с большей степенью пытался удержать себя от дальнейших действий. Может, она и не понимает, что делает, но он-то не пьян, а посему воспользоваться пьяненькой, но оооочень симпатичной девочкой будет сейчас не правильно. То, что они будущие коллеги его волновало меньше всего. То, что в ней сломался боец и сейчас от него остались лишь воспоминания, да злость – об этом Джон не задумывался. Кем она хотела показаться – ему было не важно, важно лишь то, что он видел сам. Инквизитор еще раз, на примере Оксаны, убедился в том, что женщинам не место в армии. Ее место рядом с любимым человеком, в уютном домике с белым заборчиком. Сейчас она должна быть там, а не здесь. Она должна улыбаться и быть счастливой, а не оплакивать мужа и не тусоваться с волками. Но, кто ж его спрашивает.
- Кхм, не за что, - Джон чуть улыбнулся лишь уголками губ, не опуская руки, что была на талии Роксаны. Он поддался себе, поддался наваждению и снова прильнул к ней губами, хотя готов был к отказу. Этот отказ был бы правильным решением.

+2

31

ажется она не планировала настолько напиваться. Впрочем она никогда не умела пить и последнее время пила лишь для того чтобы уснуть и не забыть порой этот вкус алкоголя который она иногда собирала с губ мужа. Его не было уже давно, а привычки, которые зародились после его смерти и при нем все еще оставались и от них не так просто было отказаться.  Это была своего рода память которую она могла сохранить спустя долгое время. Прошло действительно не мало времени с момента его гибели и еще больше с момента их побега из России. Все изменилось, она изменилась и пора бы было научиться жить если не как раньше, то хотя бы близко к этому и почему бы не начать с этого самого полуночного разговора с инквизитором.
Правда кажется за этот вечер она совсем создала о себе иное мнение, отличное от того которое должен создать о себе боец. Она уже не была бойцом, она все еще боролась за жизнь, за свое будущее. Своими возможно странными методами, но боролась и кажется сдаваться она не была намерена. Теперь была цель вернуться, вернуться в рядах инквизиции. Это было важнее чем жалеть саму себя здесь и сейчас. Да и к черту вся эта жалость, ведь она сама никого не жалела никогда толком, презирала тех кто выглядел жалостливо или жалобно. И в то же время теперь сама кажется уподоблялась этим самым личностям. Хватит. Совсем хватит…
Она плохо понимала что делает, когда целовала мужчину, она плохо понимала что происходит вокруг, но от чего-то четко понимала что перед ней стоит тот самый Джон, который буквально полчаса назад пытался ей напомнить что она боец. Что это было? Благодарностью? Симпатией? Тягой? Она не знала, но когда мужчина наклонился чтобы поцеловать и ее – она невольно ответила на этот поцелуй, глубоко вдохнув через нос и, чуть осмелев, обняла его за шею прижимаясь плотнее губами к его губам. Разница в росте, которую  она привыкла игнорировать в бою, давала знать теперь когда пришлось буквально тянуться, вытягиваясь в струнку.
- А вкус поцелуя ты тоже не чувствуешь? – прошептала она, чуть отстранившись находясь в какой-то дымке наваждения от которого не так-то просто было отмахнуться. В голове вдруг всплыла мысль или вопрос о том, а был ли кто-то у мужчины с серьезными планами на будущее. Совсем не хотелось становиться камнем преткновения и рушить чужие жизни – вполне достаточно ее собственной. Дальше уже рушить нечего, но вот портить жизнь Джону… Впрочем если бы кто-то и был, то наверное он бы не проводил время с ней и не соглашался на ночь, а сразу бы обозначил границы.
Послав все к черту и окончательно осмелев, она невольно опустила взгляд и проследила как ее рука скользит по широкой грудине мужчины вниз, ощущая под тонкой тканью футболки натренированные твердые мышцы бойца. Скользнув до самого края, Ксана подняла взгляд на лицо мужчины, будто проверяя его реакцию, спрашивая разрешения прежде чем скользнуть под ткань и коснуться горячей кожи.
По телу буквально через секунду пронесся разряд волнения или возбуждения – называйте как хотите и девушка невольно судорожно вдохнула воздух, ощущая как сердце внутри колотится то ли от страха, то ли от волнения. Он вполне мог ее остановить и отказаться от чего-то подобного, но черт побери… Тогда он мог вполне резонно уйти из ее квартиры оставив ее одну. Так что она рисковала. Сильно рисковала сейчас и сама это понимала, внимательно следя за реакцией мужчины.

+1

32

Во время поцелуя он легко притянул ее ближе, стараясь не спугнуть. Если она захочет, то сама остановится. Джон останавливаться не хотел, как не хотел давить на Оксану. Но еще немного и его перестанет волновать вежливость, учтивость и прочее-прочее, чего он должен придерживаться рядом с любой девушкой и уж тем более с Оксаной. Она была своя по крови, по духу, по мыслям. Если она и не считала себя теперь бойцом, то продолжала бороться, а это многого стоит. Если ты упал – нужно найти в себе силы, чтобы подняться. Если у тебя перебиты крылья, то обязательно найдется тот, кто их поможет залечить, чтобы ты вновь поднялся ввысь. Главное, не обломать еще сильнее.
- Нет, но я все так же чувствую и могу легко фантазировать о твоем вкусе, - так же тихо ответил инквизитор. По мнению инквизитора, звучало это коряво и слишком если не пафосно, то вроде того. Однако, в этих словах, какими бы слащавыми ни не показались, была правда. В отсутствии вкуса было свое преимущество и здесь, но озвучивать его или даже думать об этом Хэтч не хотел, дабы не смущать кого и не выставлять себя чистоплюем в самом отвратительном проявлении этого качества. Прикосновения Шторм лишь усиливали желание, заслоняя и забивая все мысли о чести девушки. Он-то жалеть не будет, а вот она – тоже вопрос хороший. Он смотрел на нее серьезно, пару секунд просто ожидая ее дальнейших действий. Если Роксана спрашивала разрешения, чтобы пробраться под его футболку, то он давал четкое приглашение, буквально взяв ее за руку и касаясь ей себя. Но сам он не спешил делать то же самое и пока лишь топтался по уже проторенной дорожке. Снова поцелуй, во время которого рука Джона с талии прошлась по ее спине вверх. Вернувшись в исходное положение, на талию, она скользнула под ее футболку, еще сильнее ощущая ее тепло.

+1

33

Дрожь скользнула мурашками по спине одновременно с рукой мужчины и Ксана невольно выдохнула в губы Джону. К таким прикосновениям она не привыкла. Вернее основательно так отвыкла . Волки вообще не отличались нежной натурой и все выходило как-то грубо и по-животному. Причем не важно были ли они в теле человека или же волка. Сталкиваться с подобным ей приходилось лишь пару раз, но уже и этого достаточно было чтобы забыть о том что такое человек, близость с человеком. И сейчас все казалось каким-то не то чтобы ванильным, но весьма нежным и приятным на ощущения.
Она же как будто снова сейчас привыкала к человеку. Мягко прикасаясь к горячей коже, мягко прикасаясь подушечками пальцев к натренированному телу, она испытывала прилив желания, который кажется уже стал каким-то забытым от вечных тревог и невзгод. Jun опасений и страхов. И вот теперь все это стало каким-то неожиданно доступным.
Руки окончательно осмелев потянули за края футболки. Стягивая ткань с тела инквизитора. Ксана даже невольно оторвалась от губ мужчины, осматривая каждый мускул Джона, как будто изучая, познавая взглядом и легкими почти невесомыми прикосновениями пальцев. По прессу, выше к груди, к плечам, мягко обхватывая их и чуть сжимая, чтобы вновь удержать столь шаткое равновесие, но теперь не от алкоголя а от того наваждения  которое сбивало даже с ног.
- Пойдем,- тихо позвала она, потянув мужчину из кухни, по пути выключив свет и оставляя для освещения лишь лунный свет стремящийся из окон. Где-то возле двери в спальню она остановилась и вновь взглянула на Джона, будто убеждаясь что он никуда не убегает и даже не собирается уходить.
Ксана потянула края своей футболки стаскивая ее с себя, а затем сделала шаг навстречу мужчине, вновь обнимая его за предплечья мягко лаская прикосновениями. Ощущения уже были иные: обнаженное тело, прижимающееся к обнаженному телу мужчины отзывалось весьма активно и открыто, ощущая будто удары тока от каждого легкого или не очень прикосновения. Она вновь потянулась на носочках находя губами губы мужчины в темноте и вновь завлекла х в поцелуй явно осмелев после первого раза.
Выдох и более уверенные, более горячие соприкосновения губ. До такой степени глубокие, что даже дыхание становится явно тяжелее, а сердце буквально отдает ударами по вискам от чего становится совсем невозможно соображать и оставаться в реальности. Не хочется даже глаз открывать, чтобы не потерять эту хрупкую ниточку решительности и опьянения от мужской близости которой так давно не хватало.

+1

34

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

35

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

36

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Джонатан Хэтч (13.06.2014 00:16:39)

+3

37

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

38

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

39

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Оксана Ярославцева (22.06.2014 20:32:23)

0

40

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Разрушение стереотипов или знакомство начинается с драки