ДОБРОГО ВРЕМЕНИ СУТОК!
Добро пожаловать на Изумрудные острова: здесь коварные альвы, шальные русалки и кровожадные оборотни уживаются рядом с людьми в современном мегаполисе, а за порядком следит Инквизиция. Если с написанием анкеты возникли сложности, пожалуйста, обращайтесь к нашим администраторам за помощью.
СВОДКИ ПОГОДЫ
В Окленде сезон дождей, настоящая зима по меркам местных. Ветер дует просто ледяной, а от сырости просто некуда деться.

Днем: +13° +20° Ночью: +10° Вода: +14°+17°
АДМИНИСТРАЦИЯ
МОДЕРАТОРЫ
ИГРОК МЕСЯЦА

ПОСТ МЕСЯЦА

ЦИТАТА МЕСЯЦА
Барк видел единственное решение, которым исправлялись все сверхъестественные проблемы этого города – Инквизиция. Быстро, качественно, бесплатно... ©
ВРЕМЯ В НАСТОЯЩЕМ
С 1 по 30 сентября 2014 года.
НОВОСТИ
Город живет своей жизнью, кто-то умирает, кто-то женится, правда, некоторые смерти и свадьбы все же выбиваются из обычного ритма, привлекают к себе внимание. Не для того ли чтобы отвлечь внимание горожан от куда более важных событий?
АКТУАЛЬНО
Очень нужны люди и альвы
РОЗЫСК
АКЦИИ
#1. Темные небеса.
#2. Догоняя волну.
#3. Алеф.
#4. Такие разные люди-нелюди.
#5. Закон есть закон.
#6. Бремя страстей человеческих.
#7. Когда маска становится лицом.
#8. Ты нужен мне.

НАВИГАЦИЯ
Вопрос-Ответ | Сюжет | Правила | Занятые внешности | Эпизодическая система игры | Жители островов | О городе | О магии | Инквизиция | Оружие | Что нового на форуме?

Изумрудные острова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Ревность - это сладкая месть


Ревность - это сладкая месть

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Название: Ревность - это сладкая месть
Время и место: пару  лет  назад, 2012гг.
Действующие лица:  Клаус Прист, Марианна Шарде
Краткое описание происходящего:  как часто бывает, что мы видим то, что нам не нравится? Реакция  одна: очистить территорию и заявить свои права. Собственно это и сделала Прист,  как это  женщина  могла выбрать  другого, разве есть еще варианты Ревность, месть в  одном месте!

Отредактировано Клаус Прист (26.04.2014 22:26:56)

+1

2

Самомнение Клауса не часто подвергалось каким либо испытаниям, но в  этот раз было слишком, альв просто не мог пройти мимо и не заметить. Не заметить Марианну было сложно, тем более когда за версту можно почувствовать запах ее парфюма. Неожиданный  сюрприз.
- Кого то увидел?- из размышлений и созерцания  столика  его вырвал  голос  делового партнера, немного грубовато, но действенно. Пришлось тряхнуть головой, что бы  рабочие  мысли вернулись на  первый  план, но не думать  об увиденном он просто не мог. Взгляд  буквально сканировал личность мужчины, который посмел приблизится к  девушке, и не двусмысленно на  нее смотреть, Давно не бывало с Клаусом подобного, для  него это оказалось красной  тряпкой, ноздри раздулись, он засопел. Залпом осушил свой  бокал с спиртными громко отставил его на стол, под  градусам  в  голове яснее не становилось.  Будь он на  пару  десятков  лет по младше, стоило начать паниковать, ведь  тогда  он просто был капризным, пытающимся  утвердится  на своем месте, и старался  не давать ни кому спуска, но  годы учат, ничто не проходит даром. И только  желваки задвигались  на  лице Темного.
«Ужин с  подругой!», теперь видимо  это называется  так, Клаус еще  бы понял, если бы  мужчина  за столиком  был геем, но ведь  это не так, так  точно  мужик с яйцами, и слюни он пускает  не по пирожному выставленному на столике.Черт! Интерес к собственной встрече  был утерян сразу, ничего  другого не оставалось как  распрощаться и  хмуро  перебраться в сторону  барной стойки, на  более удобный  наблюдательный  пункт.
«Как ужин с подругой?». Щелкнув  несколько раз  по телефону Клаус  набрал текст сообщений и отправил его, хотелось  проверить, хватит  ли  девушке совести  не соврать. Врать  Темному  его уровня плохо, очень плохо, тем более они знакомы столько лет, и тут такие  «подарки». Ответ его не  обрадовал, девушка  четко придерживалась своей  легенды, и от этого мужчину  распирало еще  больше от гнева, но он  лишь улыбался  бармену и косился в сторону, думая ка быть  дальше, определенно тот хахаль  до утра почувствует всю силу  его гнева. Ревность? Нет, чувство  собственности!
У  барной стойки  провести пришлось  не мало времени, за это время Прист успел выяснить имя и род  занятий  собеседника Марианны, и это отразилось  очень широкой улыбкой, растянутой  по его лицу, не каждый  день карты  идут сами в  руки. Как  это невероятно, но сегодня к Приста  на столе  оказалось  прошение от маленькой и вшивенькой  компании, которая  очень  хочет  денежный  гранд  для  развития. Где связь? Собеседник  девушки является  ее  основателем, правда  еще  не ясно  для какой  цели ему эта конторка, но ее у  него не будет. Пара  звонков  Клауса и гранд достанется  другому, еще  один  звонок и этой конторке завтра  придется  отбиваться  от проверок, и ее  никто не прикроет, и если  этот  щеголь вложил все свои  деньги в это дело, то уже может просто рвать  документы, прибыли ему  не видать, а так  же связей  в теневом мире тоже, он их  только что сам себе обрезал , не надо было лезть под столом к коленкам девушки.
Звонки, негромкие  переговоры, немного официального тона и все проблемы  были  решены, на уровне Приста  это делается  легко, главное  знать кому позвонить в  данный  момент, остальное сделают уже  за  него, главное  проявить внимание и указать направление своего желания. Пока звонил, отвернулся, моргнул глазами, а столик уже пуст, вот тут  мужчина  чуть не взревел. Банкнота  брошена стойку , и она еще  даже  неуспела  коснутся  поверхности стойки, как ее  бывший владелец  уже вдыхал  воздух  ночного города, выискивая  глазами  парочку. Не только Марианна  умеет подстраивать сюрпризы.
- Я довезу,- его фигура материализовал в  неярком свете   фонарей, мужчина  уверенно  перехватил дверцу  машины и захлопнул ее перед самым носом водителя, который удивленно переводил взгляд с  девушки на мужчину. Лучшая награда за его терпение в помещении, но не самый пик апофеоза, который хочется  получить. Полное удовлетворение накроет только когда  девушка признается, что ее выбор в этот вечер был ошибочным, нет никого лучше Клауса, тем более  они не первый год так тесно знакомы.
Внешний вид Приста не принимал отказа, чего стоил один его взгляд, исполненный тяжести и металла, кажущиеся внешнее спокойствие было  ошибочным, внутри все буйствовало. Удар по гордости, удар ниже пояса, променять его на какого то заморыша, и плевать какое у него положение в  обществе, эти мелочи Приста  не трогали. Правда оставался непонятным вопрос, откуда  у него такая реакция на поступок и выбор Марианны? Уравновешенный и спокойный  Темный альв всегда  не обращал внимания на то, куда  деваются  его пассии, чаще приходил к мнению, что у  женщин есть шестое чувство, которое им подсказывает, когда  нужно тихо уйти и не напрягать мужчину. Прелесть!
- Хорошо провела вечер с подругой? – еще  раз поинтересовался  Клаус, беря  девушку под  локоть и провожая к своей машине, со стороны все выглядело вполне прилично, если  не считать  хватку  Приста, которая  немного похожа  на  бульдожью, вцепился, так  вцепился. Не дожидаясь  ответа он  галантно  открыл уже  дверь своего автомобиля, и если Марианна  надумает отнекиваться, то достаточно будет втолкнуть, домой  ведь ехать ей все равно нужно.

+1

3

внешний вид

http://st-fashiony.ru/pic/celebrity/pic/84918/com/2496021.jpg

Это было истинное наваждение и никак иначе. Все началось довольно давно. Они впервые встретились на каком-то приеме Неблагого двора. Собралась вся элита, которая только могла собраться в одном зале. Благочестивые речи, чуть ли не поклоны друг  другу. Все это напоминало фарс, от которого изрядно подташнивало, но от которого нельзя было уйти. Она уже тогда успела поиметь своего мужа во всех смыслах этого слова и теперь ей предстояло встать на хорошем счету у верховной и в случае необходимости попросить у нее помощи или благословения на что-либо. Такова была ее цель в тот вечер. Такова была ее цель, когда она пришла на тот прием в компании тогдашнего главного редактора телеканала.
Их познакомили по всем правилам этикета. ЕЕ представили по должности, его по должности и принадлежности к верховной. Лишь позднее от Линары на том же приеме Шарде узнала что это ее дядя, а сама Кройнц является племянницей верховной. Впрочем эта информация была не столь значительна. Важна, но не значительна. Хотя наверное тогда все было не значительно. Она толком и не осознавал что уже тогда что-то в ней начало меняться и что-то уже тогда начало тянуть к этому мужчине. Собственно наверное поэтому буквально через неделю она оказалась в его объятьях. 
Казалось так и должно было быть. Казалось что так должно было случить с самого начала. И все было не правильно и правильно одновременно. Словно все это состояло из противоречий. Все их встречи и расставания. Все их слова и фразы. Они кажется говорили и делали одно, понимали умом что это не правильно и при этом желали совершенно иного. И наверное она желала это закончить. Как можно быстрее поставить точки, расставить приоритеты и значения и прекратить все раз и навсегда. Она слишком любила свободу, а он слишком привязан к семье. Черт побери и почему противоположности притягиваются?
Она определенно хотела расставить точки, вернее поставить одну четкую точку в их отношениях. Разбежаться раз и навсегда и больше не тянуться. Но вместо того чтобы просто открыто обо всем сказать, она вместо этого солгала. Сказал что идет на встречу с подругой, а вместо этого ушла выполнять очередное поручение от Линары. Ей даже не нравился этот тип. Мерзкий и сальный, с раздражающими прикосновениями, но чем-то он был интересен Кройнц, чем-то кажется был полезен, от того она и попросила Марианну им заняться.
Скучное выслушивание самовлюбленных историй от этого типа прервала вибрация телефона оповещающая о пришедшей смс. Шарде не нашлась сделать ничего иного кроме как взглянуть на экран и нахмуриться от прочитанного содержимого.  Проверял? Хотел чего-то? Или просто заскучал? Как бы то ни было, пальчики довольно быстро набрали ответ: «Довольно не плохо. Слушаю про нового ухажера. Наверное это надолго». Нажать «отправить» и поднять старательно наигранный заинтересованный взгляд на собеседника чтобы дослушать ту историю, на которой мозг упорно отключался.
Вместе с тем от смс мысли забродили совершенно иные. В голове неожиданно всплывал образ Клауса, этот образ силы и власти над ней. Это желание подчинения этому мужчине, отражающееся приятным трепетом внутри. Она даже невольно ножки сжала, будто наглядно ощущая как его руки и губы касаются ее тела, как пальцы расстегивают молнию на платье… Все казалось настолько реальным, что в какой-то момент, когда в ее воображении он коснулся самой интимной зоны – зоны шеи, Марианна даже вздрогнула будто просыпаясь от приятного сна и огляделась осматривая своего кавалера на этот вечер и ночь так, как будто в первый раз его видела. Рука скользнула нервно по шее, прогоняя приятные мурашки и остатки наваждения.
- Может стоит переместиться в какое-то менее шумное место? – томная улыбка и взгляд чернеющих глаз. Она видит как мужичок расплывается в улыбке, даже не подозревая что зрачки темной расширены не из-за его неотразимости, а совершенно по другой причине. Черт побери, и когда она перестанет видеть ЕГО в лицах своих клиентов. Нет, пора с этим явно завязывать. В этот раз окончательно.
Ее буквально выдергивают из-за стола, утягивая на парковку к машине так, что она кажется едва успевает ноги переставлять за спешащим темным пареньком. Только… Что? Еще до того как она обернулась и услышала его голос, в воздухе повеяло знакомым ароматом одеколона и силой которую она уже успела изучить за эти годы. ПО спине скользнула приятная ленивая толпа мурашек и страха от того что ее буквально поймали с поличным, а еще срывали сейчас откровенно задание. Хотя черт с тем заданием, что Клаус здесь вообще делал? Она даже ответить ничего не смогла, как ее буквально захватили сильные руки Приста и потянули прочь. Настойчивый вопрос дал лишь понять, что когда он писал смс, то уже был в курсе, а потом отнекиваться было уже бессмысленно.
- Клаус, - вкрадчиво попыталась привлечь она его внимание  к тому факту, что он практически откровенно волок ее к своей машине. Он личность заметная, как и она и лишние сплетни никому не нужны были. Может быть, поэтому она побыстрее залезла в автомобиль, стараясь не привлекать внимание. Благо окна были затонированы – они не раз пользовались этим, проводя время в его машине.
- Какого черта ты устроил этот спектакль? – проговорила она, хмуро смотря на любовника. – Ты бы еще папарацци в круг собрал для полноты картины. Зачем ты влез? – ей хотелось злиться, хотелось рычать, хотелось  шипеть на него пока их никто не видит и не слышит, пока она может почувствовать свое право голоса, пока она может почувствовать хоть немного своей силы рядом с ним. До тех пор пока он не взглянет на нее… Тогда уже роль доминанта перейдет к нему.

Отредактировано Марианна Шарде (07.05.2014 20:06:42)

+1

4

Мужчина никогда  не задумывался, что его внезапно могут променять на  другого. Даже если он задумывался  ни раз о том что бы  окончательно разорвать свои отношения с  девушкой. Попытки расставания были, но не долгие, видимо Марианна могла дать ему что такое, чего нельзя  было найти в отношениях с  другими. Экстрим?  Скорее всего, часто было непредсказуемо как повернется  их встреча, или куда заведет разговор, сегодня  разговор может обернутся  убийством, Темные не прощают пренебрежения к себе, и никому не позволят пускать слухи за своей спиной, как будто его облапошили. Все бы прошло более тихо, если бы его партнер по бизнесу не обратил внимание на  девушку и на ее спутника, и не ткнул носом в  них Клауса, с очень ехидной  улыбочкой. Ехидства  достаточно, что бы  взбесить Темного альва и заставить его пересмотреть свое отношение к деловому партнеру. Никто не имеет права  тыкать его носом в  дерьмо! И никто не имеет права  ему  это дерьмо подсовывать под нос, это касается и Шарде тоже, что она о себе возомнила.
Характер Клауса вообще редко воспринимает критику в свой адрес. Согласно его  жизненному  девизу, Клаус всегда прав, а если он не прав, то читайте немного выше. Вот она политика Темного альва, тотальная власть в  бизнесе и в своей жизни.
Едва  девушка  села в машину и смогла  застегнуть ремень безопасности, Клаус тронулся с  места, почти подрезая и закрывая  дорогу бывшему ухажеру девушки, мужчина  бросил презрительный взгляд в  зеркало заднего  вида, и немного сдал  назад. Этого было достаточно, что бы  толкнуть задний бампер неудачника, и его машина  покатилась вперед, кретин видимо снял ее уже с ручника, так что неудивительно, что  машина  тут  же поторопилась вписать в стоящую перед ней, и вызвать цепную реакцию столкновений. На некоторых сработали сигналки, улица потанула в  гуле  пиканий и сирен, можно было не оглядываться даже и так понятно, что разбираться со всем этим придется  ее неудавшемуся  ухажеру. Присту насрать, это только череда последствий  за поступок, не хрен было лезть куда  не нужно, не тому перешел  дорогу.
Оставляя  за собой  не большой  хаос машина вывернула на главную улицу, вклиниваясь в  поток вереницы авто, Прист не спешил объясняться  с девушкой, скорее  наоборот она  провинилась перед ним, значит ей и начать  говорить, а  не пытаться качать права ему. С  ним этот номер не пройдет, он лишь только  бросал в ее сторону  взгляды, давая  понять, что он себя виноватым  точно не чувствует, соврал кто то другой. За окнами мелькали ночные  огни витрин и фонарей, периодически раскрашивая салон, и оттеняя взгляд Темного. Сколько  он может сидеть молча известно  давно, терпения  ему  хватит дождаться проблеска сознания у  девушки, а если он у нее так и не блеснет, то придется  подтолкнуть вручную, небольшая встряска  не помешает. До дома Марианны  осталось  немного, но разговор так и  не сдвинулся с  мертвой точки, но ничего у них вся  ночь впереди, Клаус никуда  не торопится.
Впереди зыркнул светофор, мужчина плавно сбавил скорость, вставая аккуратно в очередь на поворот, не стесняя своими маневрами других, зато оценивая при этом коленки своей спутницы. Твою ж мать, свидание с подругой! Темный выдохнул, отстегнул ремень безопасности и повернулся в сторону Марианны, рука поднялась до лица девушки, пальцы  прошлись по ее щеке дотрагиваясь до губ. Сучка! Следом  легкие  шлепок по щеке,  легкий  мужской, но для  девушки наверное ощутимый. И пока  она  не пришла в себя  Клаус подтянул ее за  подбородок к своему лицу и впился в  губы, слегка прикусывая за  губу, метя территорию.
Позади раздался  звук клаксона, Прист вернулся на место и как  нив  чем не  бывало продолжил вести машину, только  лишь довольно усмехнулся и облизнулся, делая последний виток  на  дороге и останавливаясь  около  дома  девушки.

Отредактировано Клаус Прист (07.05.2014 18:10:33)

+1

5

Черт побери что в нем было такого, что ее так тянуло к нему, что несмотря на все разумные доводы о том, что следовало бы от этого типа держаться подальше, она все равно раз за разом возвращалась к нему. Что в нем было такого, что сводило ее с ума снова и снова, не давая возможности прийти окончательно себя и прислушаться к здравому смыслу. Причем она прекрасно понимала, что несмотря на свое положение, на его влияние в Неблагом дворе, на его возможности, привлекало ее совершенно не это. Казалось бы должно было быть как раз наоборот. Тут такая выгода, за которую нужно всеми когтями цепляться, а вместо этого она смотрела на мужчину, а не на его деньги и власть. Она трепетала перед ним, хотела подчиняться, хотела подпускать к себе близко, очень близко. И хотела умолять чтобы он сам подошел к ней. Это чувство так четко засело в ее голове во время их первой встречи, что не отпускало до сих пор, сводило с ума и сбивало с толку.
Он все так же молчал. Напряженно, угрюмо, думая о чем-то своем. Молчал и тем самым доводил ее до состояния граничащего с безумием. До состояния, когда страх и злость встречались и заставляли балансировать между ними. И эта смесь буквально подогревалась быстрыми колкими взглядами в ее сторону, то через зеркало, то от легкого поворота головы. Причем влияло это все весьма и весьма не правильно. Вместо того чтобы выбрать какую сторону принять и какой придерживаться, она начинала трепетать рядом с ним. И далеко не от страха… От того наверное и решила смотреть перед собой, пытаясь удержать в себе хоть каплю той злости которая клокотала буквально пару минут назад.
Спрашивать куда они едут – не приходилось – дорогу они оба знали слишком хорошо, а от того просто предстояло ждать. Ее отвлек от размышлений щелчок ремня безопасности и характерный безопасный писк компьютера автомобиля. Марианна невольно оглядела поток машин перед собой – они еще явно не приехали – тогда что, черт возьми, взбрело в голову Присту? Брюнетка невольно перевела взгляд на мужчину и замерла, когда рука коснулась ее лица. Мягко, аккуратно, словно бережно, скользнула подушечками пальцев по щеке и дотронулась губ, от чего Шарде даже сжалась вся от такого обращения, явно противоречащего его настроению. Остыл? Нет. Буквально за доли секунды в глазах проскальзывает гнев и, кажется, за долю секунды до шлепка, в глазах е проносится осознание того, что сейчас произойдет. Она даже делает попытку зажмуриться и отвернуться, но эта же самая попытка вдруг пресекается вновь, буквально притягивая Шарде к губам Приста.
Горячо, безумно горячо. Настолько, что она даже чувствует как пульсирует кровь в почти прокушенной губе, как горит кожа и от легкой пощечины и от поцелуя. Невольно радует полумрак машины, который успешно скрывает ее состояние, отпечатавшееся на ее лице. Состояние шока, ненависти и желания. Каждое движение теперь ей казалось весьма неуклюжим. А дорога кажется совершенно четко короткой. Она кажется так же приняла его манеру молчания и отстраненности сейчас, и от того даже когда машина остановилась, еще какое-то время сидела на пассажирском сидении, рассматривая блестящий капот автомобиля, как будто пытаясь найти в нем что-то.
Кажется когда ощущение реальности все же начало доходить до нее, она нарочито резко открыла дверцу машины и весьма грациозно, несмотря на спешку, вышла из салона, едва ощущая ватными ногами твердый асфальт под каблуками. Стоять удавалось с трудом. От того наверное и направилась довольно быстрой походкой, насколько позволял это сделать наряд, в сторону подъезда. Она старалась не оборачиваться, пока шла к двери, пока шла к лифту, прекрасно понимая, что он идет следом и что вероятнее всего бессмысленно сейчас противиться его намереньям. Он уже сделал то, чего хотел на парковке, сделал что хотел в машине, теперь он хотел попасть к ней в квартиру – черт с ним. Пусть идет. Она старалась не смотреть на него, находясь в замкнутом пространстве. Молчание и отведенные глаза создавали иллюзию злости. Вернее тех остатков, которые она старалась сохранить в себе. Нужный этаж, родная квартира и буквально наслаждение от того, что она теперь в безопасности, в своем доме, в своей крепости. Но насколько эта крепость была готова защитить ее.
Марианна сложила руки на груди, прислоняясь плечом к косяку и пронаблюдала за тем как мужчина вольно прохаживает по дому, словно он тут хозяин.
- Спасибо, что подвез. Тебе наверное нужно спешить. Жена, детишки, дела, - то ли нарывалась, то ли мстила она этими словами. Получалось как-то неуклюже, да только сейчас вновь устраивать скандал на основе тишины о том что произошло – было бессмысленно. – Не смею задерживать. Мне все равно надо позвонить подруге и принести свои извинения за твою выходку, - она выпрямилась и потянулась к телефону, пытаясь выискать нужный номер.

+1

6

Наверное стоило вытащить Марианну из машины за волосы, но это не украсит его как мужчину и Темного, Прист выше подобного. Дверца со стороны водителя хлопнула, запечатывая воздух в салоне, Шарде не стала засиживаться ожидая его очередной милости, кто знает какое внимание он уготовит теперь. Если она думала, что он высадит ее около дома и уедет, то она ошиблась. Нотации он ей читать тоже не собирается, она сама дойдет до всего своей умненькой головкой, ведь как соврать ему она сообразила. Этим можно гордится, если бы обманули другого, Клаус не сильно чествовал честность, но себя обманывать не позволит. За любой проступок будет следовать наказание, об этом он позаботиться.
Фигура Марианны прорезала собой ночь движениями, направляясь к подьезду. Девушка демонстративно не оборачивалась назад и не спрашивала его ни о чем, обиделась или злится? Забавно, Клаус усмехнулся, облизнув губы от удовольствия, приятно, когда в твоем присутствие другие начинают нервничать. Молчание – золото, мужчина отстукивал ботинками каждый свой шаг следом за девушкой, лестничные ступеньки выдавали его присутствие гулким эхом, звук отражался от стен и тонул в новом звуке. Прист знал на каком этаже живет его любовница, но обгонять ее не собирался, не собирался облегчать ее положение, пусть чувствует его дыхание в затылок, пусть чувствует его взгляд в спину. Посмотреть было на что, черное платье идеально обтягивало ее тело, давая альву оценить изгибы и обнаженные плечи, видимо «подруга» клюнула именно на эти прелести.
Темный переступил порог квартиры, приглашения он так и не дождался, но он всегда приходит без него и уходит не прощаясь, так часто бывает, Клаус не любит предупреждать о своем визите. Это не проверка на вшивость, он не опускается до таких мелочей, считая, что к его приходу всегда готовы, и его рады видеть, а если не рады, то это поправимо. Например сейчас взгляд девушки был не сильно радостный, он ей испортил вечер, но его угрызения совести не мучают, наоборот даже он воспарял духом когда поднимался по лестнице, для него вечер только начинается, все самое интересное впереди.
Спиной альв чувствовал что за ним наблюдают, когда он подошел к окну и выглянул на улицу в стекле отразилось лицо девушки, ее не устраивало его присутствие, его это не волнует. Довольная ухмылка прошлась по губам, Клаус размышлял чего ему сейчас хочется больше всего: виски или абсента, оба этих напитка были благородными и позволяли расслабиться. Прист подошел к бару и открыл его, не обращая внимания на хозяйку, ему ли не знать, что и где находится в этой квартире. Дверца тихонько скрипнула, нарушая повисшую тишину между ними, словно они притащили ее за собой из машины, Марианне нечего ему рассказать, тогда они просто помолчат, пока он наслаждается виски. Все таки виски.
Бровь легонько поднялась вверх на лице мужчины, упоминание о детях было так некстати, но ни уже взрослые мальчики, памперсы им менять давно перестали, спать они могут лечь и без папы, наверное у каждого надеется желающая рассказать им сказу на ночь. Его дети самые лучшие, он ими гордится, впрочем, он гордится всем что сделал, Марианной тоже, она ведь его любовница, а как спать с той кем не гордишься, это ж получается как снять девку с улицу. У Приста все самое лучшее, он не разменивается  по мелочам. Держа в руке бокал с виски, Клаус удобно устроился в  одном из кресел, закидывая  ногу  на ногу. Приятный вкус  алкоголя прошелся  по гортани и оказался в  желудке, вызывая  небольшой пожар, но это не отвлекло его внимания  от девушки, боковым  зрением  он не упускал ее из виду.
- А я задержусь,- спокойно произнес Темный  и покрутил пальцами  бокал, приподнимая  его немного выше, рассматривая содержимое  на свету, - Торопится  некуда, - еще  один глоток, откидываясь  при  этом на спинку  кресла и  лицезря  глазами Марианну, оглядывая снизу вверх, - И что в  тебе нашла «подруга»? – не замаскированная поддевка, с желание  опустить самооценку  под уровень  плинтуса.

+1

7

Что она чувствовал к нему – кажется она и сама не могла ответить на это. Но определённо что-то внутри было такое, что не отпускало или просто не хотело отпускать от него. Внутри нее или внутри него – не важно. Главное это было, есть и будет. Главное это имело место быть и с этим как-то приходилось то ли считаться, то ли мириться, то ли привыкать – как хотите называйте. И она мирилась, проклинала все, посылала все к черту, уходила, хлопала дверьми, убегала от него и как бумеранг неизменно возвращалась назад, как только он появлялся на горизонте. Кто-то это мог бы назвать страстью, любовью, притяжением. А она просто называла это женской глупостью. Глупостью, которая заставила е увязнуть в этом всем безумие по самую макушку и просто не знать как отсюда выбраться.
Вот и сейчас она стояла, ненавидела его за то, что он сделал, ненавидела его за тот поцелуй в машине и в то же время не могла отвести взгляд и не могла уйти. Он будто притягивал ее внимание, притягивал ее и настолько фиксировал ее на себе, что она даже двинуться со своего места не могла. Везде жгло. В районе сердца, грудь, бедра, ягодицы. Жгло настолько что хотелось это потушить. Жгло настолько, что приходило осознание, что потушить мог только он, только его прикосновения. Только его взаимное жжение. Жгло и отравляло настолько что хотелось провалиться или сдохнуть как-то разом лишь бы перестать цепляться за него. Но она продолжала цепляться.
Она изогнулась в талии, отрывая себя от дверного косяка и при этом выгибаясь словно кошка. Она вдруг почувствовал себя настолько устало и томно, что даже бороться за справедливость и честность расхотелось. Да и бессмысленно это было. У Клауса всегда была своя правда и сов правильное мнение. Остальные – не в счет. Это изрядно бесило и обессилевало и в то же время жгло. Черт побери безумно жгло! Несколько ленивых и каких-то утомленных шагов, но все еще все то же изящество и грация сродни кошачьей. Все еще та эротика, которую она нацепила на себя на этот вечер. Кажется даже находясь в столь подавленном состоянии она все же перед мужчиной не готова была предстать в другом свете.
- Мог и сам у «нее» спросить, прежде чем давить ко всем чертям, - сережки, а затем и колье со стуком упали на гладкую поверхность небольшого комода, а взгляд скользнул в зеркало, смотря на мужчину с бокалом. Он сидел в кресле, словно был здесь хозяином, а она лишь его квартиранткой, если не рангом ниже. И в то же время было в этой позе, во всем нем что-то такое сексуальное и весьма привлекательное, от чего жжение лишь усилилось, заставляя опустить глаза и начать игру в месть.
-Если так долго продержался, значит нашел что-то, - она пожала плечами и завела руки за спину, касаясь тонкой собачки застежки и оттягивая ее вниз. Равно настолько, чтобы приоткрыть обзор на изгиб спины, но и настолько чтобы платье все еще задержалось на теле. Марианна прошла к бутылке с виски и налила себе немного в стакан, а затем все же расстегнула до конца платье на спине, нарочно не оборачиваясь лицом к Присту. Ткань мягко упала к ногам, а женщина продолжила свой путь со стаканом виски в сторону спальни.
- Ты же что-то нашел во мне, - парировала она, прежде чем скрылась за дверью спальни. Черт, знал бы он как она хотела в этот момент прильнуть к нему. Но месть – это блюдо которое подают весьма горячим. Для обоих. И Ему тоже было бы не плохо обжечься об это чувство чтобы неповадно было ей вечер портить. А потом можно и ожоги друг друга полечить немного… Совсем немного. Чтобы не привыкнуть совсем.

+1

8

Сидеть в  тишине можно было сколько угодно, Прист  это прекрасно понимал, он мог выдержать это, причем  ни один мускул бы не дрогнул на  его лице. А бокал хорошего виски можно было тянуть всю ночь, тем  более в баре было еще, так что он  здесь  действительно на  долго. До утра. И не нужно смотреть на Клауса как на врага  народе, от таких взглядов  ему  живется  лучше, как в поговорке : сделал  гадость- сердцу  радость, он улыбается  когда  другие  грустят, и не позволяет  другим видеть собственную  грусть. Темный- это вечное самообладание и самолюбие, гордости выше крыши, не говоря  уже про пафос, который сыпется с него при каждом  движении, Прист – король, в собственном понимании, и держится  соответственно на людях, и даже  один на  один с собственным  отражением. Божественность – это стиль жизни.
Не смотря на свое место и занятие мужчина  не выпускал женщину из поля зрения, каждое ее движение было  им  отмечено, скандалить и капризничать Марианна  не будет, и Клаус это понимал. Выгодно иметь  дело с умными  женщинами, умными и красивыми, но  глупость  заложена у них в природе, отсюда и  непонятные поступки, из за  которых можно испортить себе  настроение. Настрой немного подпорчен, никто не отрицает, Прист не то что бы  расстроен, он скорее разочарован  выбором  женщины, до сих пор в  голове не укладывается, как она могла  променять его  на  такого невзрачного примата. Никто  не спорит, что мужчина  повелся  на ее привлекательность, этого Клаус отрицать не может, вот только Марианне не следовало  строить  ему  глазки, а  тем более нагло врать Присту про подругу. Что его больше разочаровало: вранье или выбор  женщины?
Женщины  забавны в своей  логике, мужчина убедился в  этом снова, хотелось  даже по фантазировать и представить  этот разговор, но как то не вязалось все  это собственное великолепие, и так  называемая «подруга». Клаус может себе  представить что  нашла « подруга» в Марианне, но не представляет, что Марианна  нашла в  том  экземпляре, если  только это акция  гуманитарной помощи. Однако не до такой степени  же опускаться. С  такой  грацией  как  у женщины опускаться нельзя, нельзя показывать, что вкус у  Приста  плохой, ведь женщины с которыми  расслабляется Клаус никогда  не посмотрят  на  того кто ниже его статусом, разве это не очевидно? И первое исключение из правил, какое разочарование, но поправимо.
- И как ты себе  это представляешь, - Клаус подал  голос, немного лениво  растягивая слова в ответ, при этом следя уже в упор за ее движениями, перемещая  взгляд в зеркало и встречаясь с  глазами  Марианны. Он даже не моргнул, на возражение, только потянул  аромат виски из  бокала  и сделал  глоток, словно  ничего не случилось и это просто светский  визит. Раздевалась  она  не торопливо, украшения перекочевали на поверхность комода, это было лишь началом, так как  потом Клаусу  пришлось держать спокойствие в узде. На его глазах расстегивалось платье, обнажая спину, подставляя ее его взору, определенно  женщина специально не снимала  его сразу, но и он не предпринял попытку  ей помочь в этом, просто смотрел со своего места, даже  не сменив  ноги, хотя чувствовалось,  что одна уже  затекла. Взгляд скользнул от спины вниз, разглядывая ноги  Марианны, они длинные и красивые, любой  обратит на это внимание, - Логично,- с  ее  доводами не поспорить, Клаус облизнулся и поднялся с  кресла, делая  шаг в сторону  женщины, - Тогда  другой вопрос, - уже без  глотка виски, втягивая  запах парфюма, и протягивая  руку до  тела  Марианны, проводя  пальцем по  ее спине, пока она не ускользнула от него в  сторону спальни, - Что ты  нашла в нем? – мужчина продолжил  движения  следом,  прислоняясь к косяку  дверного проема и поглядывая в спальню,- Когда  есть я, – вот тут  надо было смочить  горло и  Клаус сделал  глоток, облизнув  губы, и буквально  прожигал взглядом  женщину, но лицо оставалось  невозмутимым, хотя можно было заметить легкое напряжение пальцев.

+1

9

Она хотела бы стать кошкой, чтобы так же изящно изогнуться под его рукой, решая: то ли прижаться ближе, то ли отпрянуть, выгнувшись дугой. Судорожный вдох и бесшумный выдох от одного лишь прикосновения и жар который волной накатывает и буквально обволакивает. Наверное поэтому первым делом она открывает окно в спальне, ничуть не стесняясь своей наготы отражающейся за стеклом для зевак. И лишь потом прошла к халату, поднимая тонкий шелк и накидывая его на себя, ощущая что даже прохладный ветер и холодный шел не могут согнать ту негу которую подарило одно легкое прикосновение. Черт побери почему он на нее так действует? Вернее, почему ИМЕННО ОН?! Ведь вокруг нее крутятся сотни мужчин, а она смотрит лишь на него. Как например сейчас, ловя его отражение в окне и наблюдая за тем как он немного сбитый со своего настроя все еще пытается предъявить на нее свои права.
- А тебя нет, - она подошла к Присту довольно близко, смотря в упор. Полы халата распахнутые, но закрывающие округлости груди невольно свисали свободной тканью вдоль тела, а ее кажется совсем не смущал ее внешний вид. Черт побери, да он видел гораздо больше чем кто-либо другой. Особенно больше, чем эта «подружка». Да и комплексами Марианна никогда не страдала. Еще с самого детства родители сумели ее убедить что ее тело, она сама это оружие, причем смертельное, для мужчин. И этой красотой стоило бы пользоваться. Что она с успехом и делала собственно сейчас соблазняя мужчины, добывая необходимую информацию и доставляя ее Линаре. Черт побери знала бы она как она чаще всего проклинает и ее и себя за то что соглашается на это. И с каждым разом все больше проклинает Клауса, который так же выступает  чаще всего причиной этих ее поступков.
- Тебя никогда нет, когда ты мне нужен, - она говорила это как-то жестко, решительно, почти с холодом, однако тело ее вместе с тем горело. Горело под его взглядом, от его молчания, оно горело и готово было сгореть дотла едва стоило бы Присту прикоснуться к ее коже даже так мимолетно как он это сделал в гостиной, едва коснувшись ее спины. Однако крик души, ее потребность в нем кричали громче и перебивали ее разум, заставляя говорить то, что она говорила. Играла ли она с ним? Кажется это было неосознанным. Она как будто испытывала и его и себя на прочность. Она злилась, но уже не за испорченного ухажера, а за то что его действительно все чаще не было рядом когда она хотела его прикосновений, его близости, его подчиняющих поцелуев. Знал бы он как она жаждала сейчас чтобы его губы просто прошлись по ее шее мелкими поцелуями, заканчивая вереницу где-то в районе острого ушка.
На щеках загорелся легкий румянец, а губы пылали вдруг кажется вспомнив тот самый поцелуй в салоне машины. Она вдруг ощутила под его взглядом себя вновь весьма неловко, а желание скользнуло одновременно с ним вдоль тела, задерживаясь в одной весьма ощутимой точке от которой вдруг захотелось плотнее сжать бедра и запахнуть халат лишь бы скрыть все это от испытывающего и проникновенного взгляда темного. Она все же переступила, скрещивая ножки и тем самым пережимая в себе этот всплеск желания. Глубокий вдох  и она невольно тянется к косяку чтобы опереться на него ладонью все еще смотря в упор на полностью одетого Клауса.
- Зачем ты пришел сейчас? – проговорила она шепотом, почти примирительно смотря на мужчину, правда через какое-то время все же отпуская взгляд и вытягивая из его ладоней бокал чтобы допить остатки содержимого то ли для храбрости то ли просто чтобы поставить точку в этом ленивом попивании напитка.  Язычок скользнул по губам собирая остатки виски, а она лишь сменила положение, так же прижимаясь плечом к косяку и просто не находя в себе сил отойти от него.

+1

10

Никуда она от него не денется, Прист просто не позволит этого, или Марианна считала, что все ее попытки уйти от него были лично ее желанием? Наивная, он просто позволял ей считать, что она свободна от него и может его контролировать, или хотя бы управлять им в какие то моменты. Женщинам нужна сказка, какими бы Темными или Светлыми они не были, наврите с три короба и маленькую тележку, и вас будут холить и лелеять всю жизнь. Главное врите до конца, ложь должна быть убедительной. Нельзя соврать только в одном, нужно сделать сказку  былью и реальностью.
Мужчина наблюдал за поведением Марианны удерживая  при себе собственное  мнение о продолжении  разговора, для  себя  он все решил. Ставить в  известность  женщину было рано, это своего рода наказание за  ее ложь, если бы  он не узнал правды, то  жизнь протекала  в том же  русле, однако все тайное становится  явным. Она  прокололась, за  любой проступок следует  наказание, и Марианне  это знала, сложившаяся  ситуация не исключение, Клаус в ней царь и бог, все  будет только так как хочется  ему. Разве не видно? Он  захотел подняться и оказаться в квартире- он внутри, потягивает алкоголь и наблюдает. Естественно внутри каждого мужчины есть  желание видеть  женщин раздетыми – Марианна  в халате, который почти  ничего не скрывает. Любой каприз Приста, любое желание исполняется, у него нет сомнений.
Какие претензии, у Клауса только слегка дернулась  бровь, взгляд медленно поднимался  от едва  прикрытой  груди Марианны к ее губам, минуя  изгибы  шеи и подбородка. Все по прежнему  было  просто прелестно, как в  первый  раз когда они  только познакомились, никто даже  не думал, что  такие  не затейливые  отношения  протянутся столько  лет, сбивая  его взгляд  с других  женщин. Женщины  были, но не задерживались больше чем на одну  ночь, удовольствие  физическое  он получал, а вот моральная неудовлетворенность оставалась всегда.
- Ты замужем, - напомнил Клаус ровным  голосом, впрочем  он и сам женат, но это ему не мешает, и не нужно напоминать  о его статусе среди Темных,  ему  нельзя потакать женским  капризам, и не в  его правилах  это делать. Если  он ей был  нужен, значит  она  должна  была что то делать, а не стелиться  по  неизвестно какого  орангутанга, впрочем  женская логика всегда  отличалась взаимосвязями между капризами и поступками, - Или  нет? -  подумаешь забыл об этом, Клаус  отмахнулся  от своей  ошибки, он же не ЗАГС, что бы  помнить все, - В данный момент я здесь, - напомнил ей мужчина, - Но не нужен? – вопрос сопровождался  ухмылкой, которая  застряла в  уголке его рта, интересно была  знать, что ему на  это ответит Марианна, будет  ли просто  выдвигать претензии или воспользуется моментом. Настрой  у женщины  был  боевой, чувствовалось по  голосу и  горящему взгляду, не в ту сторону  она  направляет  свой  темперамент, хотя  они  оба  знают, что должно  произойти, Клаус  знает, Марианна догадывается.
Женщины, они так  не постоянны в своих  желаниях, что у Клауса порой просто зашкаливает показатель неопределенности, и его реакция  становится  вполне непредсказуемой. По комнате прошел  слегка  приглушенный  смех, Прист смеялся, не громко, не сильно, удивляясь тому, как можно  перевернуть ситуацию за считанные секунды  в обратную сторону. Женщины  не перестанут его  удивлять  никогда, только останется запастись с ними  терпения и понимания, последнее это редкость.
Бокал у него забрали, оставляя  руки свободными и давая тем самым время  для  ответа. Наверное  он должен был пуститься, в  рассуждения и  оправдания  перед Марианной , но этого  не  случилось. Жаль разочаровывать женщину, но Прист еще  ни когда  ни перед кем не отчитывался за свои поступки и действия, это его  кредо по  жизни, он самостоятельная  личность, к которой  нужно либо подстраиваться, либо  идти мимо. Какой выбор сделает Шарде? Взгляд Клауса проследил  за  последними каплями вина, которые  были слизнуты с губ  женщины, пропадая у  нее во рту. Прист  неосознанно сам  облизнулся, делая  шаг к  Марианне, обхватывая  рукой  ее  тело под  халатом и притягивая  к себе, накрывая  ее губы своими, высасывая из  них вкус алкоголя. Свободная рука  прошлась  по  бархатной  коже  бедра,  и сменила  место, запутываясь  пальцами в волосы женщины .
- Мне уйти? – нагло усмехнулся Клаус, отстраняясь  от губ Марианны, убирая  руку  от ее  тела, но второй стискивая  волосы в кулаке, зажимая  их между  пальцами, заставляя  опуститься  перед ним на колени. Инструкция  к дальнейшим действиям  вряд ли нужна будет, но если взбрыкнут, будет  даже  интересно.

Отредактировано Клаус Прист (31.05.2014 15:03:39)

+1

11

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Марианна Шарде (07.06.2014 18:15:21)

+1

12

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

13

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

14

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

15

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

16

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Клаус Прист (04.07.2014 15:48:50)

0

17

Это то что называется опьянением. Полное и всепоглощающее влечение и отдача чему-то одному. А вернее кому-то одному. Она готова была отдаваться целиком и полностью без остатка лишь ему. Да, секс был. Было много секса. Чуть ли не 24 часа в сутки. И она черт побери любила секс, раз соглашалась на нечто подобное, как сегодняшним вечером. Но одно дело тупо сношаться чтобы просто удовлетворить себя и свои потребности и совсем другое отдаваться полностью мужчине, принадлежать мужчине и позволять ему владеть тобой и ситуацией в целом.
Да, он был не свободен, да у него была семья и все эти факторы, включая и те, кто был его родственниками – заставляли Марианну лишь больше тянуться к нему. Как будто запретный плод был действительно сладок. И в то же время в мужчине была та неизведанная сила, которая буквально влекла ее как мотылька на огонь. И она раз за разом плевала на принципы, честность, гордость и другую чепуху которой хвасталось человечество обосновывая свои логичные и правильные поступки.
Она не относила себя к правильному с самого начала совей сознательной жизни. Однако усиленно цеплялась за это оправдание когда думала о том, что ей необходимо просто поставить точку на всех общениях и отношениях с Пристом. Он никогда не будет полноценно ее. И даже если он в большей степени тянулся к ней. Пускай на 60 или даже 70 процентов был ее, на остальные проценты он принадлежал Мадлен и своим сыновьям. И с этим приходилось мириться. Приходилось плевать на свои мечты и желания. Приходилось забывать о том кто она и как она привыкла ценить свою свободу. И когда вот это «приходилось» становится костью в горле, приходит момент что она вдруг решает поставить точку, стремиться ее ставить. И даже ставит… Но стоит ему только появиться просто на горизонте, в зоне ее видимости и тем более досягаемости… Как все летит к чертям. Как сейчас…
Она лежала на прохладных простынях наблюдая за тем как он довольно безразлично поднимается и протирает влажное тело, не желая тратить пока что время на душ и кажется еще готовый ощущать на себе и ее запах и запах страсти и желания который до сих пор витал аурой вокруг них. Ничего не успокоилось. Просто немного утихло. Как будто та доза которая так и манила к себе наконец была принята и притупила и боль и желание, но рисковала так же быстро вернуться весьма и весьма легко.
Она наблюдала за тем как он уходил. Становилось одиноко и как-то тоскливо. Такое состояние одолевало ее каждый раз когда он уходил от нее. Но пока он не торопился одеваться, а прохаживался все так же обнаженный по ее квартире. Стоило ему скрыться в дверном проеме, как девушка буквально упала на подушки, устало выдыхая. Дурацкое ощущение ревности, озлобленности и обиды, а еще пустоты которую просто необходимо заполнить порой. Но явно не алкоголем…
Вино вливалось в бокал с легким журчанием, но она смотрела не на бокал, а на Клауса. Полностью обнаженный он был в одном из тех ее любимых сочетаний которые она любила исследовать. Второй его образ который буквально сводил ее с ума: деловой вид в костюме, который так безжалостно хочется сорвать с него. Как например некоторое время ранее.
- Да, она попросила снова, - спокойно ответила она. Да и смысл было врать. Она и так кажется доказала ему что к нему ее тянет гораздо сильнее чем к тому сальному типу. Марианна села, закрепляя простыню на груди и создавая такое импровизированное платье. Светиться перед окнами совсем не хотелось сейчас. Она принадлежала только ему, а не каким-то вуайеристам за окном.
- Считай что это был весьма перспективный партнер, с которым велись переговоры, - проговорила она на выдохе, как-то уставше, уже предполагая что скажет и как поведет себя Клаус. Скандал сейчас был нужен в последнюю очередь. – Как бы то ни было, это был мой законный свободный вечер, на который ты кажется имел свои планы, - учтиво заметила она, вспоминая что у Клауса действительно были свои планы на тот момент когда планировалась встреча с тем типом.

+1

18

Разговоры меду  ними,  в подобные моменты просто редкость, обычно им некогда  обсуждать новости,  происходящие  в их жизни, они очень  заняты  собственными  эмоциями. Прист вообще  ни перед кем не отчитывается в собственной  жизни, даже  перед Мадлен, его личная жизнь  никого  не касается. Впрочем Марианна  никогда  не расспрашивала  его о жизни, и ему  это нравилось, она его не напрягала словами, но иногда  возникали моменты  преткновения. Клаус понимал, что от вмешательства  Линары никто не застрахован, тем более каждый приносит пользу и выгоду как может. Темный видел, как можно использовать  Марианну, но каждый раз его лицо искажалось  от подобных мыслей. Он собственник,  но скандалов  и сцен ревности никогда не устраивал, сегодня исключение, и  то мужчина  не поднимал  голоса  даже, достаточно было его взглядов. Достаточно было ему не врать днем.
Он спокоен, он понимает устройство их социума, и он принимает его, его положение  к этому  обязывает.  Прист всегда  смотрел  оценивающим взглядом на происходящее вокруг  него, их первую встречу он расценивал как отличное время провождение, но после первой  встречи последовала вторая и так далее. Наверное,  он сам не заметил, как подсел на этот наркотик,  от которого в его организме вырабатывался  адреналин, особый вид  адреналина, который  заставлял его искать встреч с Марианной. Однако он всегда считает, что в  любой момент, сможет развернуться и уйти, не оборачиваясь на обнаженную женщину, и это почти напоминает данную ситуацию. Стоять и пить вино, не сложно, но если бы  он начал  одеваться, то скорее всего не ушел бы дальше дверей, ведь стоит бросить взгляд  обратно на постель, и кровь начинает бурлить. Прохладное вино  охлаждает порывы, спокойствие растекается  по телу, приводя в порядок его взгляд и дыхание.
- Ты могла  сказать это сразу, - усмехнулся мужчина, слизывая с  губ капли вина, зачесывая пятерней волосы назад, которые слипались и создавали дискомфорт, он не привык к подобному, и тело требовало  сеанса в  душе. Прист не торопился, опустошив  бокал  с вином он  направился к  окну, заметив прикрывающиеся действия  Марианны. Чувство собственника сыграло на руку, женщина красивая, но не всем на нее глазеть, пусть даже через окно, Клаус задернул  шторы, мелькнув своим торсом в окне ненадолго.
Если Марианна думала, что он будет вмешиваться в ее дела с Линарой, то это ошибочно, обращаться с  подобным  разговором к Кройц глупо, даже  для  него, тем  более Линара скорее всего в курсе его отношений с Шарде, и не вариант, что она уже не просматривает выгодную линию для себя и Темных. Требовать, не обременять его женщину подобными заданиями – смешно, Кройц рассмеется ему в лицо.
- Я не против твоих выходных от меня, - Темный улыбнулся с сарказмом, хмыкнув, оглянувшись по комнате, ища место, что бы прижать свое тело в удобную позу и вытянуть  ноги, разговаривать стоя было не комфортно.  Клаус наполнил свой  бокал еще  раз, и нашел самое  лучшее место – постель. Поправив подушку  на свободной  половине. мужчина сел, облокотившись на спину и сделал глоток,- Даже с  другими, - это он сказал спокойным  голосом, но внутри  что то дернулось, припомнилась собственная  реакция, в ресторане, когда  он увидел ее с  тем сальным «кошельком». Будет  ли он спокоен при этом? Гарантия дать не может, но на  лице  это сомнение не отражается, - Мы цивилизованные и взрослые люди, - аргументировал он свое предыдущее высказывание, ожидая  от Марианны или подтверждения, или опровержение своей точки  зрения, хотя  он бы  предпочел иметь постоянный  доступ к ее телу. Захотел – получил, а  не ждать  очереди в ее выходных.

+1

19

-  В какой момент, прости? Когда ты пытался его переехать или когда вырывал меня из его рук? – сарказм, такой сарказм. Однако, кажется, к этому они оба привыкли. Она привыкла реагировать так порой на его фразы, больше потому что хотелось до сих пор независимости. Той простой и легкой независимости, которой в свое время добивались женщины, и, кажется, до сих пор не добились. ВО всяком случае, она всегда и со всеми ощущала свою независимость, но только не с ним. С ним она испытывала ту низменную зависимость, которую люди называют наркоманией. Она действительно ощущала, что он влияет на не как наркотик, от которого так трудно отказаться.
А как бы было просто, если бы он был свободен. Если бы не было жены и детей, если бы он не хватался за свою семью при любом удобном случае. Как будто это была панацея или спасательный круг в море. Он каждый раз держался за него гораздо сильнее, чем за нее. Это било по мозгам, било по осознанию. Это раздражало и заставляло опускать руки. Злило, вызывая желание поставить точки над «и» раз и навсегда и в то же время вновь и вновь заставляло возвращаться к исходному положению вещей. Знал бы он, что из-за него она не может завести нормальные отношения, которые могли бы ей помочь избавиться от этого навязчивого состояния. Боже.. ей было просто необходимо спасение от него…
Марианна, прикрыла глаза, ненадолго откидываясь поудобнее на подушки, обнимая тонкими пальцами бокал вина, стараясь его не расплескать. Она действительно устала за сегодняшний день. Устала от взаимной ревности и постоянных разборов полетов. Хотелось просто покоя, хотелось просто проснуться рано утром в его объятьях и не бежать закрывать дверь, а как можно больше задержаться рядом.
- Зачем тебе все это? Зачем тебе я? Зачем ты приходишь каждый раз, словно ты хозяин, доказываешь свое право на меня и в то же время каждое утро уходишь, так как будто ничего не волнует? - она открыла глаза и повернулась, смотря на этого прекрасного мужчину. Черт возьми, отрицать было трудно, что ее влекло его тело и его обнаженный вид рядом с ней на кровати, заставлял вновь внутри что-то подрагивать. И хоть голос предательски дрогнул на последних словах, все же взгляд казался серьезным, упрямо смотрящим на мужчину. Она и сама не могла объяснить, почему она поддавалась каждый раз ему, однако его она спрашивала об этом.
- Забудь, - как-то разом быстро она отмахнулась от этих мыслей и вопросов и вновь прикрыла глаза, о чем-то раздумывая и поднося бокал к губам. Остатки гордости и упрямства давали знать, хоть и слабо. Она уже проиграла перед ним. Она уже сдалась ему, так зачем теперь спрашивать про то зачем все это нужно… Она сама согласилась когда-то давно, сама поддалась искушению, кажется, совершенно не подозревая, чем это может все обернуться.
Глоток и хорошее вино стало как-то неожиданно горчить, от чего девушка лишь поморщила нос отставляя бокал на тумбу рядом. Шарде потянулась, вытягиваясь на кровати и обнажая свое изящное тело. После тяжелого дня и шикарного секса, было все-таки как ни крути, приятно нежится в кровати. Настолько приятно, что вставать и двигаться не хотелось совсем.  Она знала как на него влияет ее тело, она знала как она влияет на него и сейчас кажется наслаждалась тем, что мужчина лениво наблюдал за ней и ее ленивыми кошачьими движениями.
- Мне возможно потребуется уехать на неопределенный срок, - сейчас кажется она проверяла его. Говоря эту фразу, она будто желала что-то услышать, увидеть, почувствовать. Что-то, что убьет ее угрызения совести и гордости. Что-то что заставить поверить в то, что мужчине не все равно на нее и на это положение вещей в котором они оказались.  Ресницы опустились , но она продолжала наблюдать за ним. Вернее она прислушивалась к его дыханию, голосу, к его движениям. Сумасшествие… Но такое сладкое и желанное…

+2

20

Его видение ситуации было чисто мужским и логичным: женщины всегда ждут и готовы отдаться по первому требованию, при первом намеке на желание секса. Это ведь так просто, им порой и делать ничего не нужно - лежи и получай удовольствие, поэтому он конкретно не понимает претензий в свою сторону, но и отказаться от Шарде не может тоже. Это сильнее его, собственный наркотик, от которого есть только одно лечение – вырезать из сердца и из души, даже из привычек, хотя сложно сказать, как далеко под его кожу пробралась эта зависимость. Но есть одно «но», Клаус всегда держит собственную марку и статус, и признавать свои слабости не намерен, это и так делает его слабым в собственных глазах, и сделает уязвимым в глазах других. Чистый расчет, просчет и перспективы будущего всегда будут лежат на чаще весов, напротив личных интересов.
Привычка, Присту  проще считать это привычкой, и тогда все становится просто: ни каких обязательств, ни каких претензий к нему, однако его собственническое отношение он определяет своим статусом, и не важно ошибочно это или нет. Клаус Прист - не ошибается. Клаусу Присту - не отказывают.
Мужчина задумался, стараясь вспомнить момент, про который говорила Марианна, но почему то с его стороны это выглядело иначе. Не секрет, что люди понимают происходящее по разному, и не удивился темный этому. С  его точки зрения ничего  страшного не случилось, его в тот момент  не волновало, что он мог перейти  дорогу  собственной  племяннице, с которой ссорится  не рекомендуется. Но это Клаус, когда  он кого то боялся? Не смотря на матриархат среди темных альвов, Прист чувствовал себя  довольно стойко в собственном положении, и оно у него ни разу  не покачнулось, так как  собственные  основы и устои он оберегал. А вот столкновение  интересов не редкость, но и эти вопросы  решаемы всегда, то что  Линара могла получить через Марианну от  того субъекта, то в принципе Клаус может получить по своим каналам. Однако к нему не обратились, женские  игры, скорее всего вызывают больше адреналина.
Равнодушие тонуло в  бокале с вином, с каждым глотком растекаясь по его телу, словно успокаивая  немного взвинченное состояние, но внешне  он оставался  прежним, почти  безразличным к  эмоциям, которому  было важно  только исполнение его желаний, и только его  приоритеты  были на  первом месте. Марианна  должна была подстраиваться  под него, это его мнение, и его статус  обязывал к  этому, впрочем как и все его отношение к жизни. Все ему  должны, он никому не должен.
- Ты  предпочла  бы говорить в  ресторане? Или на  дороге? – он бросил взгляд  на  женщину, недоумевая  от внезапного  желания  той показывать их отношения  другим. – В присутствии неизвестно кого, который  пускает слюни на каждую, которая даст, - мужчина  негромко фыркнул, тому отбросу  общества  только и оставалось надеется, что женщина  ему  отдастся  только из за положения  и  денег. Сразу  мелькнула параллель, а  с ним она в постели по своему  желанию, или  тоже  по науськиванию  Линары? Или может  к этому  приложила  руку  Мадлен? Здесь стоило нахмурится, Прист  прекрасно понимает,  что с  женщинами тяжело оставаться в  здравом уме и контролировать себя, особенно когда  они прикладывают максимум усилий  для соблазнения.
Кровать была  удобна, даже после использования ее по назначению, Клаус расправил  плечи и продолжал покручивать бокал в руке, смотря сквозь  его стекло на комнату. Удивление  он испытывал не часто, но вопросы  Марианны, заставили его замереть и медленно  повернутся  к ней,  что бы понять шутит ли она, или просто решила  сглупить.
- Зачем? -  переспросил Прист, сам он специально не задумывался, она  была его и точка,  это не оспаривалась, он  хотел и желал ее, она принадлежала ему, или ее это уже  не устраивает, - Ты  хочешь все  закончить? – сколько  раз  он уже спрашивал ее об этом, неизвестно, но каждый  раз  было продолжение, в котором  он не мог себе  отказать, и с этим  ничего не поделать, списывает на свою прихоть.  Прихоть, которая  тут  же просыпалась  от одного вида  обнаженного тела  девушки, от ее  медленных  движений, когда  она потягивалась по кровати, раскрываясь перед  ним еще  больше, обнажая скрытые участки кожи. Бокал  замер в его руке,  взгляд  блуждал  по  телу, словно сталкивал  остатки простыней, собираясь  охватить все тело, до  кончика пальцев  на  ногах.
Уехать? Вопрос  был мысленный, не озвученный, пока  он  наслаждался видом ее тела, не совсем  понимая, что она имеет ввиду, просто уехать отдохнуть или вообще уехать. Если Марианна уедет, то как он будет он? Он не сможет видеть ее, когда ему хочется? Это не правильно! У Приста  напряглись скулы, мужчина стиснул зубы и сжал пальцами бокал, такой поворот событий ему не нравился, но возмущения с его стороны не последовало, но и промолчать уже  нельзя.
- И ты так просто уедешь? Сможешь без меня неопределенный срок?- все крутится вокруг него, он центр собственной вселенной, вокруг которой все бегают и преклоняются, и  ему удивительно, как это без него-светила  смогут  жить, это  ущемляет  гордость и мужское эго.

+1


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Ревность - это сладкая месть