Изумрудные острова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Будьте, как дома, но не забывайте, что вы в гостях


Будьте, как дома, но не забывайте, что вы в гостях

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название: Будьте, как дома, но не забывайте, что вы в гостях
Время и место: 8 декабря 2013 года, вечер, центр, мастерская Хелен.
Действующие лица: Хелен Астель и Микки Хардстоун
Краткое описание происходящего: когда Микки напоминает детективу о ее обещании, пригласить сослуживца в гости, Хелен легко соглашается.

+1

2

Детали

http://sb.uploads.ru/jT7W2.jpg

Стоило только задуматься о гардеробе и заглянуть в шкаф, как это растянулось на добрые пару часов. Хелен с удивлением обнаружила, что найти что-то в недрах вечных джинс и рубашек чуть сложнее, чем она представляла. Она, конечно, могла бы и не осложнять, одеть шорты и футболку, но что-то ей подсказывало, что это не те вещи, которые одеваются для свидания. Пусть и на ее территории. В конце концов, было найдено маленькое платьице, не слишком откровенное, чтобы первое свидание плавно не перетекло во второе, более близкое и в то же время, ничего вычурного, чтобы не смущать ожидаемого гостя. Тем более, веселая расветочка явно подходила к задавшемуся солнечному деньку и только лишь подчеркивала легкое настроение.
Потом детектив задумалась о месте приема, видимо, решив к этому процессу подойти со всей серьезностью. Выбор был невелик, но Хелен все-таки остановилась на студии, где Микки будет, на что посмотреть. Она не считала свою мазню чем-то существенным, но, в основном, это ее редким гостям было интересно. Тем более, там не нужно было задумываться о каких-то правильных и нужных деталях.
Раз уж они сошлись на том, что блондинке лучше не шокировать своими кулинарными способностями мужчину, то это существенно упростило сборы. Хелен всегда считала себя плохим поваром, причем раньше ей удавалось убедиться в этом и вкусовыми ощущениями, а теперь, просто даже взглянув на какой-нибудь ее «шедевр». Кстати, саму Астель это нисколько не угнетало, теперь и подавно. Короче, в этом плане подготовка ограничилась лишь звонком в ближайшую пиццерию, чтобы сделать заказ на определенное время.
В тайне Хелен надеялась, что Микки перезвонит и перенесет свой визит. Работа у них была порой весьма ненормированной и случится могло всякое. Она надеялась на это не потому, что не хотела видеть темнокожего, а просто потому что напоминание его, откровенно говоря, застало ее врасплох. Астель успела забыть о своем обещании, хоть и не призналась в этом, состряпав морду кирпичом и с радостной улыбкой сообщив, что ее двери всегда для него открыты.
В конце концов, этот момент настал и в дверь раздался звонок и девушка поспешила ее открыть, чтобы впустить Хардстоуна, приветливо улыбаясь:
- Привет, привет. Проходи, - блондинка отступила, пропуская инквизитора и закрыв за ним дверь. – Какой пунктуальный. Ни раньше, ни позже.

+1

3

Оделся

http://s1.okino.ua/p/i/6/8/8/okino.ua-170688-a.jpg

Если бы Микки знал, что Хелен ждет его звонка и невероятно хочет отменить все, он бы, наверное, разыграл из себя джентльмена и, скрипя сердцем, все же сообщил бы по телефону, как занят. Вот только сам бы чувствовал себя как мальчишка, оставшийся без рождественского подарка – тоскливо.  Ведь и в самом деле ждал этого дня, о котором заранее сговорились. Ждал с нетерпением совершенно не подходящим ни возрасту, ни жизненному опыту. Словно пацан желторотый, он снова и снова смотрел на часы, прикидывая, что в городе, наверное, пробки и стоит выехать заранее, но тут же одергивал себя, отлично понимая, что никаких таких пробок нет и в помине и это просто он повод ищет, поскорее увидеть Хелен. Хорошо хоть до кретинизма не дошло, и просыпался не под грязной простыней.
Еще и мать накрутить успела, позвонив, и потребовав, чтоб приехал к ней на пирог, пришлось сознаваться, что он занят и у него свидание. Зато, после ее звонка точно знал, что не оденет костюм, хотя отгладил парочку еще позавчера и поглядывал в их сторону, прикидывая, не будет ли это дешевыми понтами отдавать. Почему точно знал? Ну, потому что топать в том, что посоветовала мама, уже совсем клиникой отдает и теми самыми понтами, без которых хотелось обойтись. Они ж в конце концов собирались просто полистать альбомы, запихнуть в себя по куску пиццы, ловя удовольствие скорее от той возни вокруг нее, что еще помнили, что видели, у своих знакомых, не привитых доминиканцем.
У дверей Хелен он все же струхнул, жалея, что не послушал маму, и приперся такой весь похожий на парнишку из гетто. Впрочем, любая шмотка свободней официального костюма и неформальней формы спецназа СБ, казалось ему, превращала его в киношного нигера. Нет, он и сам на эту тему обычно не парился, но вот, оказывается, все же комплексовал.
- Привет. ГБР всегда точные, - то, как просчитывал время, чуть ли не с калькулятором, чтоб не маячить под самой стеной ее дома, Хардстоун говорить не собирался. Он шагнул за дверь, прикидывая, стоит ли разуваться и все же скинул ботинки, на улице было сыро, а об тряпку как не шоркай ногами, все равно не ототрешь, только на кота, что зарывает за собой похож станешь. – Красивое платье, - он замялся, чувствуя, что не особо комплимент получился. – У тебя отличный вкус, - это уже больше походило на приятность женщине. – Черт, я как мальчишка.

+1

4

Когда она впервые увидела Микки в корпусе и знакомилась с ним, точнее, их представляли друг другу, кто-то из коллег, Хелен сдержанно улыбалась и старательно пыталась скрыть выражение лица типа «мать мою за ногу, это же здоровенный негр». Еще долго при каждой встрече с ней происходило примерно то же самое и так было до первой совместной попойки в компании коллег. Тогда они были уже довольно хорошо знакомы, пару раз побывали на заданиях, и она даже оценила его рвение, ненавязчивое почти, воззвать к ее разуму после того, как она явно перебрала. Того, что она становилась слегка неадекватной от алкоголя, знала, наверное, добрая половина корпуса, но Хелен нисколько по этому поводу не комплексовала. В конце концов, она же не была какой-нибудь там алкоголичкой и, в основном, старалась поддержать общий настрой, веселье, а потом и стать его эпицентром, если хорошо пойдет.
Речь сейчас была даже не об этом, а о подобных ситуациях, когда она замечала, как Хардстоун пытается ее от чего-то оградить. Энтони тоже порой так поступал, но там было совсем другое и он, например, не лез в разговор, чтобы ее выгородить при необходимости, а наоборот ловил момент, чтобы потом подкалывать ее и выливать центнеры сарказма на ее несчастную голову. Кроме нее, может, никто не замечал незримой заботы негра, но вот она просто не могла этого не заметить.
Астель уже приучила себя, что в окружении мужчин, с которыми приходилось работать бок обок, она не может быть слабой, не может быть размазней, иначе она выбьется из ряда, станет объектом насмешек и вопросов типа «тампоны не забыла?». Она за годы службы уже заслужила не маленькое уважение среди коллег, ее голос был значимым, и она боялась это потерять. Возможно, из-за этого не торопилась сближаться с Микки и уже который месяц присматривалась.
- Это так мило, - призналась она, улыбаясь и собираясь всячески поддержать такое начало. Наблюдать, как Хардстоун слегка теряется, было забавно, и она подтолкнула мужчину к дивану. – Спасибо. Садись.
По сути, студия была обычной студией и имела единственную перегородку в виде барной стойки, у которой можно было кофе сварить или из мини-бара выудить бутылку вина, ни о какой кухни и речи не шло, если квартира была ниже. Единственное, Хелен никак не могла собраться и объединить их лестницей, потому что надо было получать специальное разрешение для перепланировки и прочее. Она все собиралась нанять человека, кто бы занялся этой рутиной, но и это было лишь в каких-то далеких планах.
Обычная вежливость заставила блондинку вернуться к той самой стойке и соорудить им пару чашек чаю. Она понимала, что это ни к чему, но не укорачивать же время свидания только потому, что она не любит эти банальности. Просто ей было не привычно, нужно было освоиться… кажется, она не меньше самого Хардстоуна терялась, забыв, когда последний раз к ней сюда заглядывали мужчины не из родственников.

+1

5

На самом деле не бывает по-настоящему неуязвимых мужиков, даже если ты здоровенный черный нигер, на которого девки вешаются просто потому, что им интересно и что им в тебе мерещится та самая «каменная стена». Сам то ты знаешь, насколько слабый. Как боишься услышать «нет» не от той, что сама подошла и попросила угостить вином или коктейлем позаковыристей в соседнем с домом спортбаре, а от одной конкретно женщины, для которой хочется стать и неуязвимым и этой самой стеной. Вот только как женщины любят говорить это самое «нет», ты тоже отлично знаешь. Для них это способ выбрать и победит тот, кто не сдастся слишком быстро.
- Только у тебя это как комплимент получается, - рассмеялся Микки, скидывая плащ на тумбочку в коридоре, вешалка там оторвалась черте когда, но вот до этого момента отсутствие петельки на плаще его как-то не особо и напрягало. Ну, да холостякует, но главное, что носки новые и без дырок. Специально новые одел. Дорогущие, собаки. – Это вот значит, как выглядит берлога художника, - он огляделся, устраиваясь на диване, застеленном яркими пледами. – Мне, вообще, когда парни сказали, что ты рисуешь, я сначала не поверил.
Мастерская его и в самом деле впечатлила, картину у Астель оказались невероятно легкими, словно бы и в них, как в мастерской ощущалась какая-то высота, объем, незагроможденность.
Его о работе пару раз в студии заносило, правда, один раз к скульптору, а второй раз к старому алкашу, что по совместительству рисовал популярные у дизайнеров, что оформляют коридоры и лестничные марши всяких крупных концернов гравюрки с видами города. Нет, стоит признать рисовал мужик и вправду не плохо. Но как же в его мастерской воняло перегаром и кислотой для травления. Тут все по-другому было, и пахло чем-то цитрусовым. Наверное, модный какой-то освежитель воздуха. Оказалось, что все проще, это был свежее нарезанный лимон.
- Ну, вот, а говорила, что не будешь хвастаться, какая ты хозяюшка, - подколол он блондинку, возя ложкой в высокой чашке и стараясь не звенеть, выходило не очень. У  него дома посуда чуть шире была, а с координацией вот не особо сегодня было.  – Сознайся, все фотки, где мелкая и голенькая попрятала? – подигнул Хардстоун.

+1

6

Хелен достала чашки, закинула в каждую по пакетику и залила кипятком. Почему-то именно в студии на возню с чайной церемонией было как-то плевать, главное, что под рукой всегда было, чего хлебнуть. Девушка все водрузила на небольшой поднос, добавив к чашкам еще какие-то вазочки с угощением, и прошла к столу, усаживаясь рядом с Микки.
- Нуу… рисованием это сложно назвать, - Хелен устроила локоть на спинке дивана, сев вполоборота к гостю и глядя на мольберт с недавно законченным пейзажем. – Это даже не хобби, а способ собрать мозги в кучу. Как-то так.
Портретами она увлеклась не так уж давно и возле стен, на стенах и в других разных местах, по большей части, можно было лицезреть пейзажи. Астель не любила темные цвета, ей на работе хватало всей этой практичности. Может быть, поэтому краски использовались светлых оттенков, либо до одури яркие и сочные. Казались легкими и объемными.
- Даже и не думала хвастаться, наоборот, заранее предупредила тебя, чтобы ты не питал иллюзий, - детектив улыбнулась и перевела взгляд на мужчину, удивленно вскинув брови при упоминании о фотографиях. – Ла-а-адно, ты меня раскусил, - она потянулась было к своему декольте, всем своим видом демонстрируя, что это именно то место, куда она поспешно запихивала фотографии из альбома в последние секунды перед звонком в дверь, а теперь она готова все их отдать прямо сейчас, но в последний момент отмахнулась. – Да ничего я не прятала, наоборот, не упускаю момента похвастать, что я с самого детства была идеальной женщиной.
Наверное, она благодаря Барку научилась спокойно смеяться над собой, потому что с Тони невозможно было по-другому. Если не обладаешь самоиронией, то замучаешься обижаться, а это на Энтони никак не влияло. Раньше она довольно остро реагировала на всякую критику и подколки, но в последние годы, не заметно для себя, обрела новые черты характера. В корпусе она вообще много научилась.
- Ладно, раз уж ты заговорил о фотографиях, - девушка поднялась и на секунду вернулась к стойке, чтобы стянуть с нее пару увесистых альбомов, которые притащила перед приходом Хардстоуна, вернулась на свое место и отдала альбомы мужчине, - то получай тогда и потом не говори, что я тебя не предупреждала.
Сама она редко их листала. Забрала их, когда переезжала от родителей, потому что мать их и вовсе не трогала после смерти Джереми. Он любил фотографироваться, был чертовски фотогеничен и поэтому улыбался почти с каждой страницы. Обычно в моменты пересмотра на нее накатывали воспоминания, ностальгия, в конце концов, все ожидаемо заканчивалось соплями и только в последнее время Астель поняла, что стала относится к этому спокойно, без особых эмоций, отпустив наконец-то все, что связывало ее с братом.

+2

7

Хелен и в самом деле не выбирала фотографии, много было неудачных, засвеченных или выцвевших, даже черно-белых, их, кажется, ее отец сам делал. Вот же время было. Может тоже попробовать? У матери где-то старый кодак валялся, а в корпусе наверняка можно пленку достать и для проявки тоже. Ага как же, они сейчас и на цифровик то сделанные кадры чаще всего ленятся распечатывать, не то что сидеть над пленкой, а потом над кюветками с проявителем.
- Отец у тебя улыбается классно. Брат в него. А ты на маму похожа, - фотка с какого-то пляжа, где Хелен уже подросток во взрослом купальнике и откровенно позирует на камеру, заставила улыбнуться. Он бы тоже вот такую хотел, чтоб семейство вокруг, а ведь считал, что не париться на тему того, что у него одна мать была. А вот, оказывается по-другому все.
Хелен с парнишкой постарше на велосипедах уже взросленькие, так что и опознал то только по отцу, что присел поправить педаль дочери. Забавный полароидный снимок с неестественно яркими цветами, совершенно не похожий на старые кадры. Но сколько воспоминаний. У них тоже моментальный фотоаппарат был. Только все снимки мать до сих пор в коробочках хранит. Кто-то ей сказал, что они так не выцветают. А вот на шее парня уже крестик, он как раз не изменился ничуть, то же светлое дерево, гайтанчик кожаный…
Мики слышал, что Хелен из наследственных инквизиторов, что там не одно поколение семейства в корпусе служило. Ну, а что? Не такая и плохая работа. По крайней мере, ты хоть четко понимаешь, то, что делаешь, имеет смысл, это не бумажки какие-нибудь перекладывать в банке. Нет. У них тоже полно бумажной волокиты, в особенности у детективов, никто не отменял подшивку дел, сбор доказательств и отчеты, куда же без них. Но все равно, где-то в глубине души считаешь, что ты словно бы в команде Чипов и Дейлов, что вечно спешат на помощь. И это если без пафоса о том, что именно усилиями инквизиторов нелюдь не расползлась еще с островов.
Слышал он и про то, что брата ее вроде волк задрал. А вот и память… У него тоже такая есть. Так и не вклеенные в альбом фотографии с похорон. Кто-то нашелся, что снимал общие фоны. Может это делают агенты ритуальных служб? Он вот не помнил вообще человека с фотоаппаратом. Не помнил, откуда они появились в доме. Но иногда пересматривал. Сначала тяжело, но с каждым годом отношение к невзрачным фото менялось. Они помогли осознать, что это было давно.
И тоже новый лист и фотографии где улыбается Хелен на барбекю с родней.
- Точно на маму, - Микки улыбается, глядя на фотографию чем-то неуловимо похожую на старые кадры. Только тут уже сама Астель, в чем-то убеждает отца и выражение точно такое же на лице. – Боюсь, что теперь знаю, какой совершенной женщиной ты была в детстве и какой станешь, - усмехнулся он. Закидывая на колени следующий альбом с отпускными фотками. – А вот тут будет компромат, - протянул он, изображая хищное предвкушение. - Купальники и молодые красавцы, что промышляют по пляжам, - негр подмигнул девушке и, подцепив с блюдца дольку остро пахнущего лимона, зажевал.

+1

8

Хелен рассматривала фотографии вместе с Микки, то ли заразившись его интересом, которого мужчина не собирался скрывать. Когда не просто из вежливости что-то делаешь, а тебе действительно что-то хочется узнать о человеке хотя бы вот таким вот способом, просматривая фотоальбомы. О его заинтересованности она и раньше знала, просто наблюдать это так близко и теперь уже вне рабочей обстановки – было чем-то новым для них обоих. Ей было непривычно даже то, что он сидел на диване в ее студии.
- Правда? И какой же я стану, по-твоему? Я слышала много разных версий, попробуй меня удивить, – Хелен улыбнулась, подняв взгляд на Микки. Пока он еще не открыл второй альбом и не начал перебирать «компромат», решив сделать короткий перерыв.
Детектив ничего не планировала. Можно сказать, что она никогда не пыталась заглянуть в свое будущее и представить в нем что-то определенное. Просто, в один самый ужасный день своей жизни она поняла, что планы на будущее не стоят ровным счетом ничего. Пересмотр предыдущего альбома просто напомнил ей об этом лишний раз. О том, что Джереми тоже хотел жить дальше, тоже планировал, но иногда обстоятельства никому не подвластны. Хелен понимала, естественно, что это не повод ставить крест на своем будущем, но она и не ставила. Никогда не вела дневников, не составляла распорядков и не записывала в органайзер по датам, вот и все, а то, какой она будет, только время покажет.
Безусловно, ей понравилась идея этой игры, она в нее никогда играть не умела. Знаете, когда пытаешься угадать прошлое человека по его поведению и манерам, потом в той же шутливой манере продолжаешь говорить о будущем. У нее никогда так не получалось.
- Заодно расскажи о себе. Только помни, что слова – опасная штука. Они имеют свойство материализовываться чудесным образом, влиять на жизнь, - блондинка поднялась с дивана и прошлась до стойки, чтобы забрать с нее чайник и поставить поближе, на журнальный столик. Дабы не отвлекаться на него снова, если придется подлить еще.
Она вновь устроилась рядом с мужчиной на диване и придержала первую страницу альбома, дав понять, что без интересных историй, которые ей посулили, продолжения просмотра можно не ждать.

+2

9

Она была такой всегда, чуть язвительной и серьезной одновременно, он и сам порой не понимал, когда Астель шутила, а когда говорила серьезно и многие парни в корпусе тоже. Ее считали ну очень крепким орешком. Хардстоун не слушал сплетен, и подробностями, пробовал ли кто-то подкатить, тоже не интересовался. Не нужно все это, главное, что Хелен ему нравилась, по настоящему, серьезно, такой, какая есть, жестковатой, и при этом удивительно ранимой, Микки видел это и не понимал, почему остальные в корпусе считают ее чуть ли не обладательницей стальных яиц. Хардстоун не любил простых женщин, ему всегда надо было, чтобы высшей пробы, чтобы шикарная, он не умел других любить. И самому ему казалось, что  блондинка все понимает и про серьезные намерения, если надо то и с платьем.
Он  немного о другом говорил, о том, как изменять Хелен годы, как именно лягут морщинки от циничных улыбок, неожиданно оказавшись неглубокими и добрыми, как у ее матери, ну и что такой же стройной останется, как оленюшка, только руки чуть шире станут, кисти. Но с женщинами же не говорят о том, какими они станут через пару десятков лет? А он опять, кажется, сглупил. Придется выводить в шутку, спасибо Хелен за подсказку. Рядом с ней Хардстоун и в самом деле чувствовал себя неуклюжим гиппопотамом, что даже развернуться не может, ничего не сломав.
- Думаю, тебе все еще будет к лицу вот это голубое бикини, - фотоальбом и в самом деле оказывается ярким с белым песком, кажется, Хелен в Австралию летала, правильно, там на пляже не высматриваешь правонарушителей, а просто валяешься на волне. – Мы купим тебе новую доску, и нарисуем на ней  такого же негра, - кадр старый, на котором Астель убивается над разбитой доской с забавным папуасом «на борту». – Нет, негр у тебя будет лучше, - он следит за  ее реакцией. – Доска наверное, тоже. Я научу твоего сынишку играть в регби, ловить мяч и драться, а ты нас с ним стоять на доске. Только кухарку придется нанять, чтоб ребенка не… - в дверь как раз стучат, и парнишка посыльный орет из-за двери, что это доставка, - … не на пицце рос. Кажется, он часто к тебе ходит, - смеется он, вслушиваясь в то, как тот колотится в дверь. – Только стучится слабо. До звонка не достает?

+1

10

Было что-то в Микки такое, что хотелось переодеться в домашние тапочки. Она вот вновь поддалась сентиментальности, причем с не присущей ей легкостью в этом плане. То ли он с самого своего первого шага настрой такой задал, что раннее свидание воспринялось так, что вот они пришли с работы пораньше и теперь пьют чай и рассматривают семейный альбом.
Хелен сама не заметила, как легко придвинулась к мужчине совсем близко так, что к предплечью прижалась, вместе с ним заглядывая в альбом и улыбаясь его словам. Как после этого не поверить в то, что говорили о Микки в корпусе – заговорит так, что через минуту будешь в шоке, что с легкостью согласился со всем сказанным, хотя раньше дико упирался. Были такие разговоры. Он вообще народ притягивал, как-то легко с ним общение шло, будто сто лет знаешь человека, и он о тебе тоже все знает. Все-все.
- Чем тебе этот негр-то не нравится, - с мягким укором в голосе отреагировала она, устраивая голову на плече Хардстоуна. – Нормальный. Хороший.
Астель прекрасно понимала, о чем он говорит, но только улыбнулась шире и следующую страницу перевернула уже сама. Там все такое пляжное и до жути однообразное, но теперь девушке и самой хочется досмотреть.
- Так я сама уже все забыла, - Хелен как раз оторвалась от плеча Микки, когда в дверь забарабанил доставщик пиццы, и поднялась с дивана, направившись к ней, чтобы открыть. –  Нет ничего плохого в пицце. Я уверена, что она вкусная. Если будем это представлять, то все нормально.
Разносчика она и правда знала, но не ответила на вопрос своего гостя. Зато по довольно теплому приветствию, выраженному исключительно на словах, конечно же, можно было все понять. Мальчишка поинтересовался, как дела и что нового, услышал в ответ что-то расплывчатое и, получив свои деньги, был таков. Хелен же вернулась к дивану, поставив коробку и задумчиво посмотрев на Микки:
- Не знаю, стоит ли предлагать, но у меня там есть вино. Если хочешь, то я достану, - она действительно не представляла, как можно пиццу запивать чаем, как и то, как отреагирует Хардстоун на предложение опрокинуть по бокальчику. Время было, вроде даже подходящим, но была ли подходящей ситуация, Астель уверена не была. Хотя, на свиданиях, вроде как полагается, – Да не бойся, я не буду предлагать тебе смотреть сопливые драмы под все это великолепие. Я и сама их ненавижу, - девушка помолчала и потом улыбнулась, хитро взглянув на мужчину. – Стриптизеры там, кстати, тоже есть, ты оказался прав. Коллеги обрадовали на тридцатилетие.

+1

11

В том, что пицца штука не плохая, Микки и сам согласен был, во всяком случае, это куда удобнее, чем пытаться что-то самому изобразить, вспоминая изыски какого-нибудь шеф-повара с канала «Кухня». Результат то все равно один и тот же - яркий кусок пищи, причем гарантированно не пригоревший, как случалось у самого Хардстоуна, когда он за готовку брался. Но вот детей кормить фастфудом… Хотя они его любят. Он же любил в детстве китайскую лапшу с креветками, за которой в очередь выстраивались после уроков серфинга на пляже
Предложение с чая перейти на чего покрепче, откровенно радовало. Нет, чай это тоже не плохо, но кто же откажется от свидания в более расслабленной обстановке. Да и не забыл он, какой забавной была чуть пьяненькая Астель. Она еще начинала мило косолапить, танцуя медляк. У самого, кстати, если немного выпить, тоже мандраж, наверное, пропадет и он перестанет старательно следить за собой, от чего глупостей всегда почему-то еще больше получалось.
«Не боишься, что пристану?» - хотелось спросить ему, но шутка казалось не особо удачной, точнее даже плоской, и негр решил не шутить и белозубо улыбнувшись, кивнул.
- Открыть? – предложил, принимая у Хелен бутылку и штопор, который она даже нашла довольно скоро, хотя маленькая складочка на лбу и выдавала, работу мыслей при попытке вспомнить, где именно она его в последний раз юзала. – Да ты настоящий детектив. Нашла его. У меня все знакомые девочки в итоге вручают вилку, полагая, что выковыривать ей пробку должен уметь каждый мужиг, - Хардстоун подмигнул блондинке и сам разлил по бокалам, что Хелен выставила, темное вино с Южного, задавая себе вопрос, нафига он ей про «всех женщин» стал втирать. Определенно выпить стоило, потому что пока это он забавно косолапил, пытаясь приударить за своенравной красавицей.
- Вау, стриптизеры, - рассмеялся он. – Обожаю, - парнишка в блестящих шортиках и каске пожарного, надо сказать, не впечатлил и комплекс неполноценности не появился, но смазлив, в этом не откажешь. Хелен же на фото скорее смешила вся эта ситуация, он в том году еще в Манукау гонял воришек и в веселухе не поучаствовал, но, судя по дате на фотке, скоро вполне может организовать что-то сам для нее. Не такое затейливое конечно, танцор из него хреновый, «туфли жмут», но можно же и без обнаженки. Например, заманит на пляжик какой побезлюднее, где только ветер, солнце и волна. Только доски у кого-нибудь стрельнет и будет сам на мелководье валяться на серфе, толком кататься он так и не научился, когда малой был, а теперь во всякие эти школы к водяным точно не сунется. Почему-то пугала перспектива заиметь в инструкторы никса.

+1

12

Микки явно оценил ее идею с вином, и поэтому блондинка улыбалась, стягивая с полки бутылку вина и прихватив бокалы. Понадобилось всего пару минут, чтобы вспомнить, где она оставила штопор с последнего раза, после чего девшука и его вручила мужчине, а сама занялась тем, что открыла коробку с пиццей. Пахло вкусно, и в их случае это было главным критерием.
- Теперь будешь говорить, что одна твоя знакомая девочка всегда знает, где у нее лежит штопор, - Хелен снова устроилась рядом, взяв у Микки бокал и легко стукнув краешком о его бокал, сделала добрый такой глоток. Ощущение чуть прохладной жидкости и только. – Было весело, - взялась вспоминать блондинка, вместе с Хардстоуном разглядывая фотографии. Она, правда, помнила только первую половину вечера и еще немного урывками, но общего впечатления от празднования это нисколько не попортило.
Астель вообще-то любила свою работу и коллектив в корпусе считала хорошим. Может, некоторые слегка зачерствели со временем, но, в большинстве своем, ее окружали хорошие люди. Взять хотя бы Микки. Когда он появился среди оперативников, все на него как-то настороженно поглядывали. Отчасти, потому что перешел из полиции, но разве мало было таких среди них. Совсем не мало, особенно среди оперативников. Так нет, сейчас уже его уважают, словно с десяток лет знают и столько же работают с ним бок о бок. Хелен прекрасно понимала это чувство, Хардстоун был каким-то человеческим магнитом, у него была какая-то своя, определенно черная, как и он сам, магия, секрет общения или еще черт знает что.
- Так ты теперь расскажешь мне, что привело тебя в корпус? Я, наверное, одна единственная, кто этого еще не знает, но у парней неудобно было спрашивать, - ей было интересно и то, как Мик узнал о сидхе, но, по логике вещей, рассказы с этого всегда и начинались. Хотя, кажется, она слышала что-то вроде того, что некоторых копов просвещают без особых причин. Вроде, обеспечение безопасности жителей островов или что-то такое.

+2

13

То что разговор на работу свернул, Микки не смущало совершенно, пока у них и в самом деле не так много общих тем, что одинаково интересны обоим, да и вообще, работа, что для него самого, что для Хелен, составляет огромный кусок жизни. Это же не о работе разговор получается, а о них. О том, как вообще так случилось, что занесло в Корпус.
- Да дурацкая история там была, - Хардстоун невнятно пожал плечами. – Я ж трепло по жизни, мне за жизнь поговорить это куда интереснее, чем кулаками махать. И знаешь, - он хулигански подмигнул блондинке, потянувшись к бутылке и подливая  ей еще немного. – Большинство оказывается выговориться не может. Сочувствия ищут. А у меня руки большие, - Микки даже продемонстрировал ладони, что гораздо светлее были. – Я по головке знаешь, как глажу хорошо. Потом покажу обязательно, - на плече у черного и в самом деле просто было рыдать, наверное, потому что Микки умел сочувствовать, не вставая на сторону самого собеседника, но всегда искренне пытаясь понять, что толкнуло. И вот этого желания и хватало во время переговоров. Нет, не одного желания, там много всего было намешано, вот только сам Хардстоун препарировать собственную работу не любил, как и любой разговор по душам, и потому жужжащих за спиной советы психологов всегда отгонял. – Ну, вот с год назад в Манукау псину уболтал успокоиться. Он голодный был, пришел жратву тырить, а парнишка-продавец в мясном неожиданно стойким оказался, попытался отогнать от мяса голодного оборотня. Успокоил я щенка, тот и обернулся. Знаешь, тогда казалось, что это сказка. Мне ведь собаку то жалко было, а мальчишкой он вообще трогательный такой, носом хлюпал, - чернокожий улыбнулся, вспомнив, как откармливал мальчишку потом в соседнем кафе. – А потом приехала инквизиция, и сказка кончилась, - Микки сделал глоток и откинулся на спинку дивана, наконец, расслабившись и перестав чувствовать себя пятиклашкой, что пришел заниматься математикой с чирлидершей на пару лет старше у которой уже грудь выросла, и вся школа ее в мокрых снах видит.
- Меня тогда сам Хоффман тепленьким то и взял, не поленился притащиться в то кафе. Я люто безопасников не любил тогда, до общения с Томом, потому что все дела самые яркие забирали и заминали по моему мнению, - так, собственно, к конторе Хоффмана относились все в полиции и ничего нового он Хелен не открыл.

0


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Будьте, как дома, но не забывайте, что вы в гостях