Изумрудные острова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Когда оживают тени.


Когда оживают тени.

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

Название: «Когда оживают тени».
Время и место: 10 мая 2014 года (ночь с пятницы на субботу). Улицы города, далее по обстоятельствам.
Действующие лица: Сильвана Страффорд, Лиам Бойд.
Краткое описание происходящего: ночью все кошки серы. В особенности, когда в разгаре сезон дождей, и на улице поливает как из ведра. Но даже сквозь шум барабанящих по крышам и асфальту капель можно различить гулкие шаги где-то позади. И обернувшись увидеть, как оживают тени.
Возвращаясь домой со смены, Сильвана вряд ли могла представить, что может внезапно стать жертвой. А уж Лиаму и в голову бы не пришло, что его примут за преступника.

+1

2

Внешний вид

http://s019.radikal.ru/i605/1406/c3/86476d23fa51.png

Безвкусная неоновая вывеска "СУШИ" тускло мерцала и тихо потрескивала в полумраке опустевшей улицы. Последняя буква почти погасла, но смысл надписи оставался очевиден. Глухие защитные роллеты на окнах и дверях недвусмысленно намекали, что любителям японской кухни придётся подождать до утра.

Впереди показался городской парк. Под редкими деревьями у тесной обочины сплетались кружевные синие тени, косматые чёрные пальмы вырастали в ночное небо, а старые буки за дальней аллеей проваливались в непроглядную темноту, и уже ничего было не разглядеть, кроме густых шумливых верхушек.

У серой "стеклянной" высотки Сильвана привычно свернула на Лорн-стрит к автомобильному парку, где оставила на ночь свой Citroen. Дорога вильнула, легла под ноги уродливыми чёрными заплатами. Городской парк остался по левую руку, невольно вызывая желание прибавить шагу и настороженно оглядеться. Полуночная улица была безмолвна и пуста, если не считать серой дорожной разметки да пары тусклых фонарей, мыльного желтоватого света которых едва ли хватало на то, чтобы привлекать ночную мошкару. Сотни слепых автомобильных фар глядели на тёмные аллеи сквозь частые прутья решёток. Семиэтажная стоянка дремала, убаюканная далёкими голосами полицейских сирен. Лорн-Стрит. Островок полумрака и ночной тишины в мире искусственных солнц Манукау Сити.

Сильвана замедлила шаг, поймала тонкий проводок и выдернула правый наушник. Показалось, или она и впрямь услыхала чьи-то шаги? Смена выдалась напряжённой, сырой промозглый ветер пробрался под одежду, и каждый посторонний звук вызывал у девушки невольную дрожь. Показалось, но iPod неплохо бы выключить, она и без того вся на нервах. Лучше слушать недобрую, но тишину. В конце концов, ночной парк — всего лишь парк, пускай тёмный и безлюдный. А она уже большая девочка, и до автостоянки рукой подать.

Отредактировано Сильвана Страффорд (07.06.2014 00:56:45)

+2

3

Утешение на вечер всё же нашлось – дождь кончился. Лиам понимал, что в сезон кончился он ненадолго, но и этого короткого времени должно было хватить, чтобы добраться если уж не до дома, то до его окрестностей. И всё же потратил минуту передышки, запрокинув голову и закрыв глаза, чисто из желания вдохнуть пару раз разлитую в воздухе свежесть. За сегодня, вчера и еще пару недель до этого он вымотался настолько, что простое стояние посреди улицы с задранной вверх башкой уже считалось за отдых. Выбирая место работы Бойд особо не задумывался о плюсах и минусах, так что зимой впахивал молча, пока через ливневку проходили тонны и тонны воды, причем явно не артезианской. Поэтому и чесал через весь город глубоко за полночь, разобравшись со всеми неотложными делами и отодвинув остальные на завтра, хотя большая часть остальных людей на острове наслаждалась началом выходных.
Лишний час пришлось потратить в рабочих душевых, чтобы отодрать от себя всё, что насобирал за день. Надетая чистая и теплая темно-синяя толстовка радовала всего пару кварталов, с началом ливня превратившись в промокшую насквозь и абсолютно не греющую ни душу, ни тело. Но тканевый капюшон Лиам всё равно на голову натянул, ибо зонта у него не было в принципе, слишком уж резкими выходили порывы ветра. Небо и не думало очищаться, скрывая луну и оставляя на освещение исключительно уличные фонари и мигающие вывески закрытых магазинов. Этот неоновый свет отражался в лужах и создавал вокруг настолько урбанистическую феерию красок, что Бойд предпочел свернуть в темный городской парк, заодно срезая дорогу до дома. Чего он точно не боялся, так это нежелательных встреч с местными криминальными элементами, попросту говоря – шпаной. Несмотря на то, что дождь ушел куда-то дальше, ловить на улицах казалось нечего, что уж говорить о безлюдном пустом парке.
Загнав ладони поглубже в мокрые карманы толстовки, Лиам опустил голову и ускорил шаг. Ощущение холодной мокрой ткани на теле его нервировало больше, чем окружающая обстановка. Жаберные щели чуть открылись под стекающим с неба кусочком моря, но это всё равно было припаркой мертвому. Как если бы любителю быстрой езды подарили самокат и налобный вентилятор для эффекта ветра в лицо. Словно почувствовав, что мысли Лиама коснулись персонального упоминания, ветер набрал силу, зашумев листвой в кронах деревьев и подгоняя вперед не прибитые дождем к асфальту мелкие бумажки. Бойд следил взглядом за их короткими перелетами и вместе с ними же вышел из парка, направившись по Лорн-Стрит мимо многоэтажной парковки. Здесь уже не выплясывали в лужах огни ночного города, а ветру особо негде было разгуляться для создания только ему присущих звуковых эффектов, отчего Лиам проводил взглядом улетевшие то ли бумажки, то ли листья, и поднял его выше, поздновато заметив впереди тоненькую фигуру. 
Вообще не заметить её казалось сложно, учитывая цвет пальто. Встретить кого-то он никак не ожидал, хотя городом-призраком Окленд считать пока было рановато, но на всякий случай обернулся назад, рассматривая пустынные переходы. Да и шаг решил на всякий случай замедлить, ибо через парк шел достаточно быстро, чтобы тонкая грань до бега практически стерлась. Бегущие ночью по улицам люди в надвинутых на лоб капюшонах теоретически доверия должны были вызывать мало, чему он улыбнулся, ибо себя таким явно не считал. Вытащив руки из карманов, и без всякой задней мысли, Лиам потянулся за девушкой следом, раз уж она шла вперед по нужному ему направлению.

+4

4

Топ-топ! Теперь Сильвана определённо слышала преследующие её быстрые шаги, отчётливые, гулкие по ночному времени, туго вплетающиеся в цокот каблучков да шелест буковых листьев. Ветер дунул в спину, небрежно подтолкнул, подёрнул рябью мутное зеркало придорожной лужи. Выдернув оба наушника и поставив на паузу песню, девушка слушала его предостерегающий шёпот и тяжёлые таинственные шаги незнакомца. Ветер шептал о приближающемся дожде, ненастной ночи, простуде и опасностях, которые подстерегают одинокую блондинку на безлюдных улицах. Оставшийся за спиной фонарь бросил Сильване под ноги длинную тёмную тень с очертаниями человека в балахоне. Идущий следом мог оказаться случайным прохожим, припозднившимся горожанином, выскочившим за сигаретами охранником автопарка, однако просмотренный накануне фильм ужасов о серийном маньяке предсказывал наметившемуся сюжету известную развязку, кровавую и неизбежную. Страффорд почувствовала, как сердце ускоряет бег, как колотится где-то в горле, и стиснула в кулак руку в узкой кожаной перчатке. Затылок взмок от волнения. Нельзя оборачиваться! Да и страшно, аж жуть. Нужно быть готовой к худшему, но для начала удостовериться, что это не просто глупая фантазия, навеянная темнотой, непогодой и вчерашним ужастиком.

В будке охраны на автостоянке, как на зло, не горел свет. Сильвана поняла, что если свернёт к машине, то окажется в ловушке, и всё будет кончено прежде, чем она успеет провернуть ключ в замке, поэтому девушка, ускоряя шаг, пролетела мимо и свернула в следующий же проулок. Случайный попутчик прошагает дальше, а оживший ужас, по закону жанра, последует за потенциальной жертвой, чтобы не потерять её из виду и улучить удобный момент. "Да нет, это всё глупости, чушь собачья! Приди в себя!" — попыталась мысленно успокоить себя девушка-бармен, но в сумку за пистолетом всё-таки полезла.

Сильвана ещё не знала, что именно будет делать. Стрелять по неподвижным картонным мишеням — дело одно, а палить в темноту, по живому человеку — совершенно другое. Следовало бы для начала выстрелить в воздух, но мистический животный страх лишал остатков здравого смысла, подталкивая на откровенные глупости.

+1

5

Всего пары шагов вперед хватило, чтобы отчетливо подсветить мысль, его никаким боком не касающуюся – Лиам отчего-то считал, что девушка непременно должна была завернуть к парковке, ибо синие ходули вместо нормальной обуви к длинным прогулкам не располагали. Однако таинственную душу женской части людей он так и не разгадал. Хотя в своё оправдание мог уверенно показать на ту же самую часть сидхе и пожать плечами, так как в некоторых аспектах разницы не ощущалось вообще, а ассимиляция проходила на самом высшем уровне. Так или иначе, но выбор маршрута, кроме отклонения от стоянки, его удивил еще по двум причинам. Во-первых, из-за неожиданно совпадающего направления пути. Лиам собирался скрыться в этом же переулке, никого больше своим видом не напрягая, если подобное напряжение вообще имело место быть. До дома оставалось не так уж далеко, особенно если учесть путь именно через проулок. В противном случае пришлось бы давать кругаля через пару кварталов, что выглядело совсем грустно в свете поднимающегося ветра, который гнал за собой продолжение холодного дождя. На такой благородный поступок – спасение залетной дамы от необоснованных опасений – джентльменства у Лиама отчаянно не хватало. А во-вторых, место для ночных прогулок для девушки ему показалось совсем неподходящим. Разве что вспомнить снова про таинственную душу. Сам Бойд не боялся потому, что с собой у него попросту ничего не было, кроме ключей от квартиры: денег он не взял, оттого и шел через город пешком, а не на такси; а телефоном просто не обзавелся за ненадобностью. От неприятных встреч это не ограждало, но стройной девушкой на каблуках он и не являлся. Капитан очевидность, прямо… Он лишний раз посмеялся над собой и над пришедшей мыслью о принадлежности девушки к сидхе. Вышла поохотиться, невзирая на все запреты, а тут одинокий путник в лице меня.
Но над дальнейшим поворотом Лиам не задумался ни на секунду, в конце концов, никто не запрещал ему идти нужной ему дорогой, когда по пути заодно можно было присмотреть на всякий случай за одинокой фигуркой или хоть проводить до более освещенной улицы. Проулок встретил его не только тишиной, но и темнотой, ибо растрачивать фонари на такие узкие места городской бюджет, видимо, не позволял. Где-то рядом, создавая первый громкий звук, покатилась сорванная с мусорного бака крышка. А вслед за металлическим лязгом по асфальту послышалось душераздирающий ор кошки, напугавшей саму себя слишком резким прыжком с опрокинутого пустого контейнера. На такие мелочи Лиам обычно внимания не обращал, потому что в его квартале шум уже никого не удивлял. Оценив метнувшийся едва ли не под ногами темный клубок, он чуть притормозил, снова засовывая руки в карманы мокрой толстовки, и двинулся вглубь переулка. Никаких веселых и не очень компаний вдоль узкой дороги слышно не было, а девушка желтым пятном на горизонте всё еще маячила. У него мелькнула было гениальнейшая идея крикнуть ей, чтобы не волновалась, потому как ему просто по пути, но гениальность выходила какая-то совсем уж сомнительная. Так ничего путного и не придумав, он просто шел домой по самой короткой дороге.

+1

6

Очередной, на этот раз особенно сильный порыв промозглого ночного ветра, на славу разогнавшийся по переулку, подстегнул Сильвану, едва не сбил с ног, летучей мышью вцепился в волосы, забрался под одежду и совершенно бесцеремонно облапал холодными ладонями. Ворчливое чёрное небо, подсвеченное жёлтыми огнями с Пуайни-роуд, готовилось вот-вот расплакаться очередным проливным дождём. Неровный просвет в чёрной раме многоэтажек был едва заметен и почти сливался с прочей темнотой, со всех сторон обступившей одинокую ночную путешественницу. Желание обернуться и проверить безопасность тыла росло и зрело с каждым шагом, а душа меж тем вознамерилась немедленно убраться в пятки, не дожидаясь результатов проверки.

"Он тоже повернул? Идёт за мной? Чтоб тебя! Он близко??.." Частый стук сердца гулким набатом отдавался в ушах, мешая не только трезво соображать, но и соображать в принципе. От страха обретшая самостоятельность рука нащупала рифлёную пластмассовую щёчку и крепко стиснула рукоятку пистолета, больше не собираясь ждать запоздалых указаний от заторможенного рассудка. Достаточно было повода. Одного повода.

Позади раздался оглушительный железный грохот, заорала кошка, а следующим потревоженную тишину ночного переулка разорвал женский вскрик. Собственный голос показался перепуганной, обернувшейся и вскинувшей пистолет Сильване дурным и незнакомым. Попутчик был здесь, теперь уже перед нею, в нескольких шагах. Его лицо было скрыто капюшоном, и тем страшнее казался неизвестный и безликий злодей-маньяк-насильник, преследователь одиноких блондинок и по совместительству мучитель дворовых кошек.

Стоять!

А может испугается и убежит? Тогда не придётся дёргать затвор, не придётся стрелять и, скорее всего, попадать вместо злоумышленника в чужое окно или собственную ногу. Ногу было жалко, но угодившая в неприятности задница также требовала внимания.

+2

7

Кошка оказалась не единственной солисткой, выступавшей сегодняшней ночью в темном проулке на благотворительном концерте, куда и он сам, и девушка попали без билета. Главный номер пока еще поджидал впереди, а Лиам счел за хороший знак отсутствие дополнительных воплей «заткнись!» из любого темного окна квартиры, жилец которой никак не может уснуть из-за всё тех же неугомонных ночью кошек. Наверно, связанно это было с малым количеством окон, выходящих в комнаты, и пока Лиам рассматривал переплетения пожарных лестниц, уходящие до самых крыш, едва не пропустил сокращение расстояния до впереди идущего желтого пятна случайной попутчицы. «Держи дистанцию» - отчетливым сигналом мелькнуло в сознании ровно за секунду до того, как она закричала. И вот еще одна прима солирует. Естественно, Лиам рванул вперед, не совсем соображая, что конкретно могло страшного произойти в пустом переулке, ибо никаких новых действующих лиц он заметить не успел. То ли девушка увидела крысу, то ли какая-то еще неизбывная женская печаль внезапно пришла ей на ум, но исключать что-то серьёзное Бойд с ходу не торопился.
И не зря, ибо затормозил так, словно натолкнулся всем телом на кирпичную стену, остановившись всего в нескольких шагах до девушки. В данном месте в данное время стоило серьезно задуматься над совершенно другой проблемой, а именно: как себя чувствуют жертвы грабежа посреди пустынной улицы ночью, когда порывы ветра всё резче бросаются  в лицо, мешая смотреть непосредственно на направленное в лицо дуло пистолета. Как себя чувствовали жертвы, Лиам пока не осознал, потому что сам себя ощущал несколько озадаченным настолько неожиданным поворотом событий. Тени вроде бы не удлинились и не стали зловеще наползать со всех сторон, а небо не расчертила молния, хотя судя по погоде к этому как раз всё и шло.
Либо девушка с пистолетом в один образ никак не укладывались, либо эффект неожиданности всё никак не проходил, но страха Лиам не почувствовал, скорее, решил, что именно она его испугалась. Если бы кто-то с самого начала сказал, что вопрос встанет настолько ребром, то можно было бы и круг сделать, обходя переулок стороной и не задевая девушек с тонкой душевной организацией.
- Стоять! – идея была отличная, не подкопаешься. Возможно, обладай Лиам более развитыми навыками общения, буквально через пять минут они бы еще вместе посмеялись над таким нелепым недоразумением. Но чего не было, того не было. Всё, что попадало в его поле зрения – это дуло пистолета, который вполне мог выстрелить вне зависимости от желания хозяйки под испуганное «упс». В общем и целом, сработал больше инстинкт, не позволивший врасти в асфальт каменной статуей, а заставивший двигаться, и Лиам резко вильнул в сторону, рассчитывая вести переговоры, если потребуется, из-за еще одного железного бака.

+1

8

Стоять, сказала! Иначе наделаю в тебе лишних дырок — не сосчитаешь! — хрипло крикнула хрупкая бедовая блондиночка в горчичном плащике и на гламурных шпильках. Откровенно говоря, Страффорд сама от себя не ожидала подобной агрессивной решимости и совершенно не рассчитывала так быстро вжиться в образ фантастической героини, брутально расправляющейся с наивными и беспардонными негодяями, посмевшими покуситься на девичью честь. А что делать, если Супермен устарел, Железный Человек любит рыженьких, а Человек-паук работает в Нью-Йорке? Либо обороняться, либо расслабиться и получать удовольствие.

Животный страх накрыл с головой, железной хваткой сомкнулся на шее, а загнанная в угол мышь, как известно, бросается на кота. Сильвана испугалась и вместе с тем была едва ли не в ярости. Теперь она видела противника, знала, что он один, была вооружена и не собиралась давать преследователю спуску. Одному Богу известно, сколько несчастных девушек пострадали от рук этого чудовища в капюшоне!

Противник оказался матёрым хищником, быстрым, вёртким и хитрым, как семь китайцев. Мгновение — и безмолвный попутчик скрылся из виду за помойными баками, оставив на обозрение лишь бледную, едва различимую и зловещую тень на стене. "Ну хорошо, мистер Кровавый Ужас Окленда, не хочешь по-хорошему, будет как всегда! Больше никакого крокета на лужайке, никакого холодного пива...!"

Выходи, будь мужиком! И держи руки так, чтобы я их видела! — сцепив зубы, прорычала разошедшаяся Сильвана. — Быстро! Я не собираюсь ждать до рассвета.

Пользуясь заминкой, девушка сняла пистолет с предохранителя, опустила оружие, крепко вцепилась в него, памятуя о том, как туго открывается канал ствола, и дёрнула затвор, лихорадочно озираясь на треклятые баки. Она же не в кино, где главный герой без подготовки палит по всему, что шевелится, а шестизарядные пистолеты стреляют бесконечными очередями. Закостеневшие от холода и страха пальцы сжались на рукоятке, цепанув крючок,  — грохнул выстрел, до полусмерти перепугавший саму Сильвану. В нескольких шагах брызнуло бетонное крошево, рикошетом отскочившая пуля ударила в один из мусорных баков, покорёжив его рифлёный бок, а железный лязг распугал всех кошек в округе.

А теперь не упасть в обморок, быстро передёрнуть затвор и сделать вид, что всё так и задумано.

Отредактировано Сильвана Страффорд (18.06.2014 13:23:04)

+1

9

Вот теперь, после более детального приказания от длинноногой тоненькой девушки в ярком пальто, образ её начал постепенно сливаться с оружием в руках так, что задним числом Лиам обругал себя в достаточно грубой форме, ибо должен был почувствовать неладное гораздо раньше. Какие же феечки гуляют ночью по глухим проулкам? Только те, которые полностью уверены в собственной безопасности. Ну, и те, что сами представляют опасность для других. Ведь сразу же удивился, наткнувшись на неё взглядом, когда вышел из парка, даже несколько причин придумал, почему она выглядела странно. И пошел всё равно, ай, молодец какой! Скажи ему кто-нибудь в начале дня о девичьем голоске с хрипотцой, обещающем увеличить количество дырок в теле на еще парочку, не предназначенных природой, и он посмеялся бы надуманной, но смешной шутке. А сейчас, приложившись со всего маху спиной к кирпичной кладке стены за мусорными баками, весело Лиаму совсем не было. Он пытался придумать как можно более короткую, но максимально нагруженную смыслом фразу, не только чтобы вообще успеть её выкрикнуть, но и донести мысль до девушки. Однако что конкретно он хочет ей сказать, кроме «убери пистолет», Бойд пока не придумал. И что-то подсказывало ему о не самой лучшей формулировке в таком виде, ибо девушка наращивала обороты, начав открыто угрожать. Да какого черта ей надо?
Ладно, ловит припозднившихся прохожих, как говорится «на живца», но по его виду ведь можно сообразить, что с собой ничего ценного нет, да и не с собой тоже. Наверно, решила, что я на стоянку шел. Все рассуждения казались не особенно убедительными и расплывчатыми, а после прогремевшего выстрела исчезли вообще. Лиам автоматически попытался вжаться в стену сильнее, ибо один из баков, за которыми он прятался, отлетел в сторону с приличной вмятиной от пули. Места в укрытии моментально стало меньше, а желания дотянуть до рассвета больше. Соображать следовало быстрее, и будь его воля, с места бы он не сдвинулся, чувствуя хоть какую-то преграду между собой и своим потенциальным убийцей. Однако абсолютно ничего не мешало девушке сделать несколько шагов вперед, обогнуть баки и выстрелить уже в упор. Знал бы, где упасть, соломки бы постелил. С плетениями как-то сразу не задалось, ибо Лиам и предположить не мог, что какое-то из них неожиданно понадобится. Будь у него побольше времени, то сотворил бы себе щит, но глубоко под кожу въевшиеся опасения показать человеку плетение, а, следовательно, раскрыться, едва ли не на подсознательном уровне заставили от идеи отказаться. Поэтому Лиам начал плести свое собственное однозарядное оружие. С его уровнем волна силы смогла бы максимум опрокинуть девушку на асфальт, но ему нужно было лишь выбить у неё пистолет, так что плетение выглядело самым подходящим из всех, ибо было одним из простейших. Плюс, усиливающийся ветер хоть как-то замаскировал бы применение магии.     
- Спокойно! Выхожу! – плести приходилось быстро и без помощи рук, что в ситуации стрессовой по всем параметрам, не очень хорошо сказывалось на его качестве. Медленно поднявшись с места, он вышел из-за бака, держа ладони на уровне плеч. Думать о том, зачем она всё это вытворяет и, самое главное, что собирается сейчас делать, Бойд не стал принципиально, дабы не пугать самого себя сильнее, чем уже успела напугать она. Но скорость своей реакции всё же рассчитывал, поэтому оказавшись в проулке в полный рост, выпустил своё плетение вперед, так до конца и не удостоверившись в точности. Иных вариантов всё равно не было.

+1

10

Спокойно! Легко ему говорить! На пронизывающем ветру, под начинающимся вновь холодным дождём да наедине с маньяком Сильвана чувствовала себя так, будто ей за шиворот насыпали ведро живых муравьёв. Замёрзшие руки нервно дрожали, пришлось для верности утвердить запястье на предплечье левой руки. Первый выстрел на несколько мгновений заглушил все прочие звуки ночного города, поселив в белокурой голове навязчивый гул и тихий противный звон, но пистолет с глушителем — вот беда! — просто не помещался в дамскую сумочку. Сейчас же безопасности и спокойствия ради девушка была готова запихнуть туда хоть зенитную установку вместе с дружным квартетом бравых телохранителей. Теперь приходилось справляться собственными силами, что на деле оказалось совсем не просто.

Только в кино и аниме бравый герой без зазрения укладывает злодея за злодеем, не оставляя негодяям ни единого шанса, а потом сгребает в объятия пышногрудую красотку и под эпичный саундтрек уезжает с нею в закат. Играя в World of Warcraft, Сильвана не менее ловко расправлялась с разнообразными монстрами при помощи клинка и магии... В игре! Не в жизни! Порой ей, как и большинству, хотелось, конечно, убить всех людей, но Страффорд никогда не задумывалась над этим всерьёз. Сама мысль об убийстве холодила затылок и заставляла сердце гулко ударяться в рёбра. Перспектива быть расчленённой кровожадным маньяком привлекала ничуть не больше. Ну почему именно она? Почему она такая... блондинка?

Перед Сильваной вновь вырос зловещий силуэт. Чёрная тень медленно отделилась от стены и хищно бросилась под ноги, невольно повинуясь тусклому фонарному свету, льющемуся в треклятый проулок с главной улицы. И тут же резкий порыв ураганного ветра яростно ударил девушку, вышиб воздух из лёгких и опрокинул на мокрый асфальт. Страффорд испытывала нечто подобное лет пять назад в сезон ураганов, когда оказалась на улице в объятиях разбушевавшейся стихии.

Попытавшись удержаться на ногах, девушка вцепилась в единственную оказавшуюся под рукой вещь, рукоять пистолета. То, что она случайно "спустила" курок, Сильвана поняла уже после удара об землю. Тонкие, но сильные руки бармена с лёгкостью откупоривали винные бутылки, ночи напролёт управлялись с шейкерами и тяжёлыми стекляшками, но сегодня сила обернулась против Страффорд.

Очередной выстрел взорвал тишину мгновением раньше. Мокро. Холодно. Страшно.  Больно. Хотелось вскочить на ноги, плакать, бежать прочь, прятаться от полиции, кричать "Я больше не буду!" Но что-то подсказывало, что парню в капюшоне, быть может, больше и не надо.

Отредактировано Сильвана Страффорд (21.06.2014 11:12:58)

+1

11

Сомнений в собственном плетении не было никаких, в конце концов, Лиам достаточно часто с ними практиковался в свободное время, однако привычка всё делать максимально качественно и вдумчиво, сыграла с ним злую шутку. Он почти ни у кого не учился, не выспрашивал тонкости и нюансы, поэтому нужное для плетения время оставалось его личным параметром без дополнительных критериев. Возможно, кто-то сотворил бы приличную воздушную волну за пару секунд, не считая это невероятным достижением, но в сложившихся обстоятельствах сам тот факт, что волна пошла в нужном направлении, а девушка пошатнулась, служил доказательством пусть небольшой, но всё-таки удачи. Видимо, на этом её лимит счастливо и подошел к концу, ибо даже заваливаясь на асфальт, она успела нажать на курок.
Второй прозвучавший выстрел при полном отсутствии хоть каких-либо выдвинутых требований, типа самого простого и по-сказочному дурацкого «кошелек или жизнь». Деньги ей точно не требовались, мысль на счет его предполагаемой машины на стоянке тоже не радовали актуальностью, иначе она бы просто попросила подвести. Вряд ли при такой внешности она хоть раз в своей жизни слышала отказ. Какие бы идеи не бродили в её светлой голове, Лиам хотел думать, что она его с кем-то спутала, целенаправленно идя ночью убивать. Или не спутала, или ей просто без разницы.
Так или иначе, но теперь это не имело никакого особого значения, ибо буквально одно мгновение понаблюдав, как она откидывается назад, всё еще не выпустив из рук оружия, Бойд сам полетел вниз, почувствовав сначала только ударную волну. Дырок на теле действительно прибавилось, как и обещала девушка, но осознать это сразу не вышло.
Удар затылком об асфальт тоже быстроте мыслей никак не содействовал, хотя толстая ткань капюшона немного смягчила твердую каменную подушку, но звезды перед глазами всё равно засияли даже через плотную завесу туч на ночном небе. Уже валяясь на земле, Лиам еле-еле потянулся к голове и снял капюшон, проверяя ладонью повреждения. Движение далось неожиданно трудно, даже с учетом падения навзничь, но быстрее, чем он сам понял, отчего упал, пришла боль с левой стороны груди. От неожиданности открытия он резко дернулся и тут же скорчился от новой волны непередаваемых ощущений, растекавшихся из дыры в боку, судя по впечатлениям, ведущей в адское пекло. Девушка чуть в стороне оказалась мгновенно забыта из-за нового открытия собственной уязвимости, которая за один секундный выстрел ясно давала понять, что бессмертием он не страдал. Умирать отчаянно не хотелось, и выражалось это больше в обрывочных несвязных мыслях. Как же больно, твою мать… Мертвым так больно не должно быть. Несмотря на горящую огнем левую сторону, Лиам приложил пальцы правой руки к боку и почувствовал, насколько теплой стала толстовка, пропитываясь кровью. Нет, мертвые определенно так не матерились, как он сейчас сквозь зубы, не наблюдая впереди никаких светлых тоннелей, и не слыша напутственных голосов предков.
Больше всего ему хотелось просто полежать, какое-то время не двигаясь, а лучше пока всё вообще не заживет, но такая роскошь ему не светила. Не потеряв сознание сразу, сейчас Бойд цеплялся за него изо всех сил, а заодно и переваливался на правую целую сторону. Во рту никакого соленого привкуса не наблюдалось, а дышал он сипло, но ровно, видя в этом показатели того, что в лёгкое она всё же промазала. О состоянии жабр с этой стороны вовсе не думалось. Она… Пистолет-то так и не выпустила. Глубоко-глубоко, под слоями наплывающего жаркого марева от раны, от которого лоб уже покрылся испариной, Лиам понимал бестолковость собственных действий. Но выбравшаяся наружу жажда жизни заставляла бездумно подтягиваться по асфальту в попытках отползти подальше от третьего выстрела, теперь уж точно последнего.

Отредактировано Лиам Бойд (26.06.2014 22:36:01)

+1

12

Пистолет она всё-таки выпустила. Он упал рядом, тяжело и отрывисто клацнул о мокрый асфальт и замер, не в силах больше никому причинить вреда. Ладони горели и казались насквозь мокрыми. Кровь? Нет, просто пот вперемешку с дождём из лужицы. "Я его убила... Убила!" — очевидная и до боли дурацкая мысль пронзила сознание и здорово отрезвила, прогоняя въедливый мистический ужас и заставляя ощутить новый, вполне реальный и почти осязаемый страх преступления и наказания, тоже вполне реальных и неизбежных. Как ни странно, Сильвана подумала в первую очередь не о себе и положенном по законодательству пожизненном заключении, а о человеке, лежащем на асфальте в нескольких шагах, который... бормотал что-то сквозь зубы!

"Он жив!" По-детски счастливая мысль мгновенно подняла девушку на ноги, в одночасье заставив позабыть и о боли, и о перепачканной одежде, и о пистолете, и о равнодушном грозовом небе, и о том, что она ранила не кого-нибудь, а кровожадного маньяка. Страффорд могла бы запросто промазать, а коварный злодей — притвориться, чтобы усыпить бдительность и подманить поближе сердобольную, доверчивую дурочку, но стрелявшая, как ни удивительно, и думать забыла как об осторожности, так и о принадлежности незнакомца к братии работников ножа и топора, романтиков с большой дороги. К чертям! Пускай преследователь задумывал лихое, но выстрелила-то она, даже если это глупая и досадная случайность. И сейчас он отчаянно нуждается в помощи, пускай и проклинает её последними словами. О тонкостях взаимоотношений между людьми и возможных проблемах с противоположным полом (а как, вы думаете, становятся такими вот маньяками?) можно поговорить и позже, а сейчас Сильвана имеет вполне реальные шансы навсегда лишиться этого собеседника. Мёртвые не отвечают на вопросы, они безмолвно укоряют со старых фотографий.

Боже мой! Вы живы?! — колени отдались запоздалой болью, когда девушка плюхнулась на асфальт рядом со своей жертвой. Та не только оставалась в сознании, но и предприняла активную попытку куда-то уползти. В привыкшие к ночному полумраку глаза сразу же бросилось молодое, несчастное и совершенно беззлобное лицо, взмокшие волосы на лбу и страшное, медленно растекающееся чёрное пятно на боку. Сильвана вздрогнула, будто бы кто-то загнал в затылок ледяную иглу толщиной в палец.

Я не хотела! — всхлипнула девушка. Её лицо тоже было мокрым, на лбу блестели бисеринки пота, в глазах стояли слёзы, срывались с ресниц, подражая первым дождевым каплям. Капли были косыми, мелкими и холодными, слёзы — горячими и крупными, с горошину.

Меня ветром сбило с ног! Не понимаю, как! Только не идите на свет! Только не на свет, слышите?! Я сейчас, сейчас... — Страффорд отчаянно рванула с шеи лёгкий аквамариновый шарфик. Вечером она подбирала его в тон к перчаткам и юбке, а красный... красный парню совсем не идёт.

Терпите! — почти крикнула Сильвана, не растягивая пытку, стремительно перепоясывая жертву и крепко затягивая узел. Не удивительно, что тонкости оказания первой помощи при огнестрельных ранениях были ей не знакомы, но то, что кровь критически необходимо остановить, несостоявшаяся убийца знала наверняка. Ах если бы существовал какой-нибудь живительный коктейль!..

Всё будет хорошо, — шмыгала носом девушка, вцепившись в плечо молодого мужчины и укутывая его в сдёрнутый с плеч плащик, — меня посадят... надо-олго... Вы меня больше не увидите...

Оставшаяся в тёмно-синем джемпере блондинка поспешно выхватила старенький мобильный телефон, но дрожащие непослушные пальцы не попадали по кнопкам, набирая какую-то цифровую ерунду вместо трёх единиц службы спасения. Разве так сложно попасть по единице? Сейчас это казалось почти невыполнимой задачей, а "раскладушка" так и норовила выскользнуть из мокрых рук.

Сейчас здесь будет доктор, сейчас... всё будет хорошо!

Отредактировано Сильвана Страффорд (25.06.2014 14:17:51)

+1

13

По-черепашечьи медленное передвижение в сторону выхода из переулка туда, где еще горели фонари, и существовала возможность хоть кого-нибудь увидеть, чтобы его безвременная кончина не осталась в безвестности, показали Лиаму сразу две интересные вещи. Во-первых, насколько бы глубоко он ни спрятался от жизни в своей работе, и насколько бы глухо ни закрылся и от своих сородичей и от остальных людей, расставаться с жизнью он не спешил точно. Не было ни единого порыва остановиться, улечься удобнее и вяло наблюдать за непроницаемо черным небом, пока девушка решит закончить начатое. И, во-вторых, темнота перед глазами всё никак не сгущалась даже от усиленных телодвижений. Бок горел адски, и вытекающая из тела кровь чувствовалась едва ли не каждой каплей, но на смертельную или критически-тяжелую рана не тянула даже с учетом выброшенного в организм адреналина. Конечно, врачом он не был, но собственные упорные кряхтения на агонию вообще никак не походили. А буквально через пару секунд к ним прибавился еще и голос девушки, в котором Лиам никак не мог уловить интонации: то ли она радовалась, что он еще жив; то ли считала этот факт досадным промахом, который надо бы исправить.
Перевернувшись снова на спину, он постарался хоть на какое-то время абстрагироваться от пожара в собственном боку и попытаться выиграть себе чуть побольше времени. На плетения уповать не приходилось, так что в игру обязательно вступила бы старая добрая подсечка, но девушка решила бухнуться рядом с ним самостоятельно. Да что ж тебе надо от меня? Вроде и дорогу никому не переходил, чтобы вот так решили рассчитаться, и принять его за кого-то посолиднее в таком виде было не просто сложно, а очень сложно. Началась эпоха охотников за нечистью? В обход Инквизиции. Идея показалась абсурдной, но с учетом ранения ему как раз было положено скатываться в бред. Если кто-то начал бы истреблять сидхе, об этом бы узнали. Додумать Лиам не успел из-за продолжения вечера неожиданных открытий.
- Я не хотела! – желание закрыть глаза сменилось тягой в удивлении распахнуть их пошире, что Бойд и сделал, не в силах дополнительно следить еще и за своей мимикой. Брови аналогично поехали вверх, ибо он никак не догонял, каким образом можно выстрелить два раза, один раз всё-таки попасть, а потом заунывно вещать «я не хотела». Ладно, сам тоже дурак. Охренеть, как здорово с плетением вышло. Если Лиам и собирался на свет, то только тот, который лился от фонарей недалеко от стоянки, но сейчас думать об этом не выходило, ибо все мысли оказались заняты разлившимся по телу потом лавы, когда девушка потуже стиснула его бока своим шарфиком. Что она делает, зачем, почему и с какими целями, Бойд не просто не понимал, но даже отдаленно не мог представить.
- Вы меня больше не увидите... – единственной радующей его идеей оказалась именно эта, разве что думать о ней следовало без контекста, в котором он вообще никого и никогда больше не увидит после этого вечера, а не только эту девушку. Он уже заметил, что пистолета при ней нет, что просто так первую помощь при желании убить оказывать никто бы не стал, а тем более натягивать на его плечи узенький маленький плащик далеко не по размеру. А еще никто не стал бы трагично заламывать руки и мельтешить-мельтешить словами, опять же, если хотел убить. Голова соображала туго. И не только от боли, но и от ощущения когнитивного диссонанса, когда на ум ничего, кроме протяжного «ээ…» не приходило. Но внимания хватило, чтобы увидеть в её руках телефон и сообразить, что звонить она будет в службу спасения. Человеческую скорую, врачей которой вряд ли аттестовали по зашиванию ран на жабрах. Телефон Лиам отобрал.  Просто вынул из дрожащих пальцев девушки, забыв, что собственная ладонь уляпана кровью.
- Ты. Больная? Стреляла зачем? – умирать он не планировал точно, по крайней мере, конкретно сегодня. Может, оттого и голос звучал вполне нормально, разве что чуть приглушенно, и с плотно прижатой к боку шарфиком толстовкой стало как-то на самую каплю получше. А, может, и всё-таки разродившееся дождем небо, постепенно начиная сливать на землю новые потоки, выглядело слишком драматично, чтобы вот так взять и отбросить коньки по закону жанра где-то в грязном проулке.

Отредактировано Лиам Бойд (26.06.2014 22:35:48)

+1

14

Сказать, что её раскаяние маньяк воспринял с удивлением, означало бы не сказать ничего. Он так вылупился на несостоявшуюся жертву, как будто увидел за её спиной всех своих покойных предков до седьмого колена. И немудрено! Окажись на её месте другая, та наподдала бы сверху и с удовольствием пронаблюдала, как подонок истекает кровью, или поспешила бы убраться, бросив незадачливого ночного охотника на произвол судьбы да радуясь, что вышла сухой из воды, или вместо "скорой" звякнула бы в полицию. В лучшем случае. Но нет, это же Сильвана Страффорд! Ей же больше всех надо пожалеть парня, который чуть не выпустил ей кишки... Стоп! Да что за абсурд? Чем дальше, тем больше произошедшее походило на несчастный случай, нелепое недоразумение с ужасными последствиями. Подстреленный мог бы быть маньяком или серийным убийцей, но с тем же успехом рисковал оказаться и тайным поклонником, мелким воришкой, промышляющим охотой за золотыми часиками припозднившихся дамочек, случайным прохожим, в конце концов! А она поддалась панике и минуту назад готова была линчевать парня, по умолчанию повесив на него все мыслимые и немыслимые грехи, включая убийство президента Кеннеди и Кашмирский конфликт. Хотите верьте, хотите нет, ну не бывает у маньяков такого взгляда! Когда пострадавший вскинул голову, Сильвана увидела его глаза, влажные, карие и какие-то тусклые, полные недоумения и мутного света ночных фонарей. Сентиментальность никогда не была её выдающейся чертой, но сегодня что-то в ней надломилось. Виной всему был пережитой ужас ночного преследования и шок от несостоявшегося убийства. Кем бы ни был кареглазый человек, первой сегодня стреляла Сильвана и, похоже, попала не в того парня. "Что же я наделала?!"

Незнакомец в лучший мир, по всей видимости, не торопился. Вместо того, чтобы корчиться на асфальте, хвататься за раненый бок, тянуть лапки к свету, прощаться с жизнью и вещать последнюю волю, он с поразительной в его состоянии ловкостью отобрал телефон и задал Сильване два вопроса, один резоннее другого.

Ты меня преследовал, чёрт подери, я испугалась, — надрывно простонала блондинка. Дождь бил по макушке, облизывал её короткие пепельные волосы, прополаскивал отяжелевшую одежду, росой оседал на мокрых ресницах. По левой щеке серой струйкой потекла тушь, девушка вытерла её рукавом, размазав густой макияж и сделав только хуже. В который раз за сегодня.

А что мне оставалось делать? Защищаться. Я пыталась дёрнуть затвор, когда выстрелила в первый раз, а сейчас... Клянусь, я не хотела стрелять! Это вышло случайно! Что-то сбило меня с ног, заставило "спустить" курок. Я знаю, звучит абсурдно... да и сейчас это совсем не важно! Отдай телефон, я вызову "скорую". Хотя нет, ты прав, это слишком долго. Моя машина на стоянке в двух шагах, я подгоню её и отвезу тебя в больницу, — Страффорд укутала его теплее и поднялась на ноги, мокрая и решительная. — Можешь ненавидеть меня... можешь думать, что хочешь, но медлить нельзя! Просто поверь. Полостная рана — это не шутки.

Отредактировано Сильвана Страффорд (26.06.2014 23:29:03)

+1

15

Из-за проблем более насущных и важных смотреть кому-то постороннему в глаза вышло не так уж и скверно, ибо обращать внимание на собственные заморочки Лиам счел последним делом в данный момент. Поэтому и видел, что девушка воспринимает происходящее действительно как какую-то нереальную, просто сюрреалистичную ошибку, то есть плачет. В иной день при иных обстоятельствах слёзы подействовали бы на Бойда очень и очень удручающе, но сейчас чувствовались обычным дополнением к дождю, который потихоньку переходил из мороси в разряд отменных ливневых. Сторонний наблюдатель, наверно, и решил бы, что трагикомедия перебирается в область фарса, однако Лиаму как прямому участнику было вовсе не до смеха, даже услышав быстрые объяснения, вываливающиеся за грань логики полностью. Такими темпами домой с работы ему следовало ходить если уж не с транспарантом, где подробно и с подсветкой был бы указан его маршрут, то точно переходить на другую сторону улицы, а то и вообще бежать в обратном направлении, завидев одинокую фигуру впереди. А то подумают не то и всё, конец, сушите весла. Почему яркая представительница современных девушек таскает в сумочке не газовый баллончик, не электрошокер и не различного рода гуделки – шло отдельной строкой в невнятных отрывочных внутренних диалогах с самим собой, и то лишь потому, что первый раз она выстрелила не намеренно, а из-за затвора. Как? Как ей дали разрешение? Второй же и наиболее травматичный раз выходил полностью на его совести, что заставляло задавать неприятные вопросы уже самому себе.
В процессе экспрессивного диалога Лиам сумел махнуть рукой на тот факт, что стоянку девушка благополучно пролетела, за каким-то чертом отправившись в переулок, пометив этот поступок единственным объяснением - «женщины», и успокоившись на этом. Скорее всего, их на ряду с сидхе следовало выносить в отдельный вид с отдельным способом мышления, недоступным такому рядовому никсу, как он. И всё же ценил, что побежала в итоге она не от него, а к нему, несмотря на сразу же возникшие на горизонте дополнительные проблемы. Вывод из этого можно было сделать только один: если она уже сейчас дважды упомянула странный неестественный порыв ветра, то в дальнейшем в больнице и в полиции оправдываться станет точно так же. И вуаля – нарушение второго принципа о сосуществовании в чистом виде, плюс открытая провокация на выстрел. Ну, ты смотри, какой я везучий, прям хоть билет лотерейный иди покупай.
Телефон он отдавать определенно не собирался, под шумок тихо засунув в карман джинсов, чем уже наполовину оправдывал её версию о планируемом ограблении. Но три кнопки службы спасения набрать оказывалось слишком просто, чтобы допускать хоть малейший шанс такого исхода. Каждое телодвижение давалось с превеликим трудом, что отвлекало и сбивало мысли в одну нелицеприятную кучу, но нежелание ехать в больницу шло достаточно сильным лейтмотивом, чтобы не забывать о нём.
- Для полостной раны ты стреляешь слишком плохо, - шутки, как всегда, выходили так себе, но валяясь под дождем на асфальте в желтом девичьем пальтишке, да еще и этой же девицей подстреленный, Лиам опустить комментарий никак не смог, пусть и не особенно старался. Тем более доля правды в шутке присутствовала – с пулей в животе разговаривать вряд ли бы получилось. Перевалившись снова на бок, пока незнакомая девушка пылала рядом энтузиазмом обязательно его спасти, Бойд мысленно составлял собственный каталог болевых ощущений, начиная от непрерывно тянущей и заканчивая острой режущей. А заодно обещал себе перестать смотреть фильмы, в которых герой показывал свои страдания от пулевого ранения лишь сурово стиснутыми губами, а через пять минут экранного времени мог и вовсе о лишней дырке в теле забыть. Чушь собачья… - Я с работы домой шёл. Всегда здесь хожу.
Видимо, этот раз был последним. Чтобы подняться с асфальта вслед за ней, сил пришлось потратить прорву. С относительно ровной позой сразу не срослось, а от зарябивших перед глазами мошек Лиам вообще удивился, что не завалился моментально обратно. Ко всему прочему, цепляться и помогать себе рукой в округе было не за что, разве что за саму девушку, чем он не преминул воспользоваться, ибо другого варианта просто не видел. Всё. Встал, хорошо. Это достижение дополнительно вселило некоторую уверенность в собственном ближайшем будущем, совершенно никак не связанном с моргом.
- Ладно, не плачь. Не убила, - часто и глубоко дыша от потраченных усилий, Лиам почувствовал, по вискам и спине струится уже не кровь, а пот. Есть, чему радоваться.

+1

16

Навязчивое ощущение идиотизма от происходящего росло с каждой секундой. Кровожадный, беспринципный, вселяющий звериный ужас убийца и насильник как-то разом скис, а на поверку и вовсе оказался божьим одуванчиком, который по её вине теперь едва держится в сознании и вообще-то "всегда здесь ходит". Как человеку, который конкретно здесь ходит не всегда и не регулярно, Сильване пришлось капитулировать. Она чувствовала, как взмокшая дрожащая ладонь так и тянется к лицу, чтобы навечно срастись с оным в неистовом facepalm'е. Задавать очевидный до одури вопрос казалось попросту непристойным, но и не задать его было немыслимо.

Так ты... не маньяк? — вложив в слова максимум корректности и доходчивости, на которые сейчас была способна перепуганная Страффорд, она выжидательно замерла. Странно было бы услышать в ответ: "Ты знаешь, да, есть такое дело. Я маньяк-рецидивист, промышляю в этом переулке с прошлой весны", — но это хоть немного угомонило бы взбесившуюся совесть. Да и с какой это работы можно возвращаться в столь поздний час? Наверняка что-нибудь ужасно аморальное!

Ладно, не плачь. Не убила.

А вот это вы зря, господин хороший! Зря, зря, зря! Никогда не говорите плачущей женщине "не плачь", иначе фонтан начинает работать беспрерывно. А уж если взялись утешать хрупкое, но отважное создание с пистолетом, будьте готовы к тому, что через минуту оно, позабыв о вашем ранении, повиснет у вас на шее и утопит в рыданиях быстрее любого новозеландского ливня. К счастью для раненого, Сильвана лишь громко всхлипнула и крепче сжала его руку, позволяя уцепиться за себя для поддержания равновесия.

Я сейчас. Никуда не уходи, — попросила девушка и, утвердив парня на ногах, бросилась за машиной.

Может стреляла Страффорд и прескверно, зато, выросшая на фильмах Люка Бессона, машину водила весьма уверенно. Меньше чем через минуту с пронзительным визгом тормозов из-за угла вылетел тёмный Citroën DS4 и резко остановился, запрыгнув обоими правыми колёсами на низенький бордюр. Дивный серо-зелёный цвет, который в автосалоне девушке презентовали как тасман зелёный металлик, в полумраке подворотни не поддавался описанию. Стуча каблучками, Сильвана резво оббежала заведённое авто, открыла заднюю дверцу и успела вернуться к несчастному до того, как тот потеряет равновесие или предпримет очередную попытку к бегству.

+1

17

- Так ты... не маньяк? - на этот вопрос Лиам с ходу мог подобрать несколько вариантов ответов, причем некоторые включали в себя, мягко говоря, грубые выражения, которые в любом случае следовало держать при себе. Но на язык ничего не шло, даже короткое, но достаточно ёмкое отрицание. Может, потому что само предположение для него звучало как шутка. Это кого маньяком считать, наверно. Девушек по подворотням он не ищет, зато голыми руками ловит рыбу и ест её сырой. Маньяк? По человеческим меркам вполне возможно. Шутка мгновенно стала смешнее, а в боку закололо, предвосхищая смех, от которого Лиам воздержался как от дополнительного раздражителя для раны. Нет, он точно не был маньяком, но если на минуту задуматься и посмотреть на самого себя чужими глазами, то совпадений находилось достаточно, дабы не удивляться простреленному боку. Поэтому и не ответить ей он не сумел, к тому же какой-то реакции она от него всё-таки ожидала.
- Нет, просто дурак, - без запинки сказал Бойд, возможно, подобным признанием пугая её больше, чем молчанием. Но тащиться за одинокой девушкой след в след ночью до переулка, надвинув на лоб капюшон, действительно при более детальном рассмотрении оказывалось идеей не из лучших, какими бы благими не были намерения. Вот тебе и дорога в ад. Теперь девушку было жаль в той же мере, что и себя самого, хотя складывалось подобное отношение не от вида даже в темноте заметных темных дорожек потекшей краски от глаз, а от внутреннего ощущения, что нынешней ночью отличились оба, проявив чудеса смекалки. На этом следовало и остановиться, поэтому как только девушка умчалась, видимо, за машиной, Лиам сделал пару пробных шагов, грузных и отдающихся в боку, но достаточно уверенных, чтобы продолжить путь немного вглубь проулка, где на асфальте всё так же валялся пистолет. Еще минуту или две, и он бы забыл об оружии напрочь, пусть в проблемы это вытекало вовсе не ему. Подцепив его мизинцем за защитную дужку курка, думая не о разных нюансах, типа отпечатков пальцев или измазанных в собственной крови ладонях, а просто чтобы не уронить, пока еле разгибается обратно в вертикальное положение и шагает на выход, где уже отчетливо слышны звуки приближающегося автомобиля. При такой оперативности далеко бы он уйти и не смог, так что просьба девушки оставаться на месте выглядела больше её обещанием вернуться, а за ним или за пистолетом – не казалось таким уж важным.
А вот парковалась она точно так же, как и стреляла: внезапно и резко, отчего Лиам инстинктивно шатнулся назад. Разминка ходьбой и наклоны за оружием уже помогли определить, что ребра если и задеты, то не сломаны, но заглядывать под тугой бинт шарфика всё еще оставалось страшновато. Пот так и катился с него градом, будто он не сделал два-три лишних шага, а пробежал пару километров и грузом, но сквозь дождь это не сильно было заметно даже ему самому. Так что чужая помощь Лиаму требовалась в достаточной степени, чтобы он без возражений ухватиться сначала за девушку, а потом и за ручку открытой задней двери машины, куда в первую очередь ему хотелось закинуть желтое пальто, совершенно лишнее и так и норовящее шлепнуться обратно на асфальт.
- Держи, - он сунул ей в руки прихваченный пистолет, чтобы она имела возможность и в дальнейшем вести отстрел по ночным улицами всех подозрительных личностей, но надеялся на какие-то выводы, которые обоим следовало сделать из сегодняшнего дня. – И в больницу не надо. Домой отвези, это близко. В больнице с огнестрельным сразу полицию вызовут.
Условия диктовать было проще уже внутри салона, а не стоя снаружи под дождем, но Лиам решил озвучить свою позицию сразу. Не имея возможности объяснить ей собственные мотивы типа жабр и довольно приличной регенерации, он сделал упор на что-то более приземленное – проблемы с полицией.

+1

18

Сильвана благополучно утрамбовала непредвиденную жертву отчаянной самообороны на заднем сидении автомобиля и присела рядом, угнездившись на самом краешке и несвоевременно вспомнив о завалявшемся в багажнике брезентовом отрезе, который мог бы спасти обивку от пятен дождя и крови. Но хорошая мысля приходит опосля, а снова выгонять несчастного под дождь не позволяла совесть. Закон кармы начал действовать с той самой минуты, когда Страффорд "спустила" курок, и теперь лихо набирал обороты. То ли ещё будет!

О пистолете, как и о телефоне, девушка благополучно позабыла. Все её мысли, желания и чаяния сейчас были сосредоточены вокруг незнакомого взмыленного парня, на которого, повстречайся они при других обстоятельствах, она бы и внимания не обратила. Интересующие Сильвану мужчины редко ходили пешком, предпочитая нескромное обаяние Maybach, Porsche и Bentley.

Оружие удивлённая блондинка первым делом поставила на предохранитель. Из бездонных глубин маленькой женской сумочки, куда (видимо, в наказание) был отправлен пистолет, появилась пачка бумажных салфеток с ромашкой на полиэтиленовой упаковке.

Думаешь, я не знаю? — иронично улыбнулась Страффорд. — Да я уже почти составила список дел, которыми займусь за решёткой. Бетонный завод «Маунт-Иден» по мне плачет. Или «Окленд реджион». А может "повезёт", и будешь навещать меня в «Ароранги». Говорят, морские пейзажи там — загляденье. Если будешь, конечно... — она шутливо наморщила нос, дёрнула салфетку из пачки и, склонившись к мужчине, ласково промокнула бумажным уголком бледное взмокшее лицо. — Я тебя не понимаю. Почему ты не хочешь в больницу? Тебе необходима квалифицированная помощь. Даже если не чувствуешь боли, это не значит, что опасность миновала. Шок пройдёт, и ты просто истечёшь кровью. Поехали в больницу! Пейзажи пейзажами, но пожизненное за убийство — это слишком.

+1

19

Поездка куда бы то ни было явно откладывалась, потому что девушка уже не спешила за руль, заняв место на заднем сидении, отчего Лиам уж было подумал, что сейчас откуда ни возьмись вынырнет водитель. Естественно, при полном параде в белых перчатках и фуражке. Или он путал сейчас форму с кем-то другим, что, в принципе не было удивительно в его состоянии. Всё, чего он страстно желал от жизни в данный момент – оказаться дома как можно быстрее; порыться в поисках телефона кого-нибудь из мерцающих, если всё действительно серьезно, или просто съесть полбанки обезболивающего и вырубиться до середины следующего дня. Но нет, сегодняшняя ночь открытых возможностей продолжала радовать всё новыми перспективами, ибо девушка не только не желала избегать стражей порядка, а с неведомым удовольствием перебирала в уме… Что это? Названия тюрем что ли? Что конкретно она там перебирала, Лиам никак сообразить не мог, просто сидел на мягком сидении в относительно тёплом салоне автомобиля и отдыхал. А любые крупицы силы ему особенно требовались, ибо девушка по-хорошему соглашаться никак не хотела, поэтому пришлось действовать по-плохому. Можно было бы просто открыть дверь со своей стороны, четко сказать, что к ней никаких претензий не имеет, и попробовать добраться до дома пешим ходом. Очень медленным пешим ходом. Но Лиам решил попробовать с плетением еще раз, отодвигая голову от назойливого бумажного платочка и прислоняясь лбом к холодному стеклу пассажирской дверцы. Голос русалки он постарался сделать максимально простым, выплетая базовое плетение всего под несколько заготовленных слов. Возможно, просто внушив бы девушке, что всё нормально, а рана пустяковая, он добился бы нужного результата.
- Давай самобичевание для другого раза оставим, - отчасти он с ней был полностью согласен, ибо как она не понимала его, так и он не совсем догонял, почему о своём вероятном заключении она рассуждает с таким предвкушающим трепетом. Но вот кое в чем девушка серьезно ошибалась. О, боль он чувствовал просто прекрасно, почти закончив заполнять свой мысленный каталог. Плетение получалось плохо, но лучше, чем в переулке, потому что дуло направленного пистолета больше не сбивало с мысли. Но до того как Лиам успел его закончить, он разглядел сквозь стекло, к которому прислонялся лбом, силуэт приближающегося к машине человека. Из-за дождя сложно было определить, кто это, однако долго гадать бы и не пришлось. – Да и не собираюсь я умирать сегодня. Просто отвези домой.
За секунду до стука в окно машины, Бойд нажал кнопку под локтем, и стекло плавно поехало вниз, открывая взору мужчину средних лет в стандартной форме охранной службы и с поясной кобурой. На нагрудном кармане был вышит вполне узнаваемый значок, но и без него несложным казалось определить, что перед ними один из сторожей на стоянке. У Лиама как-то совершенно выпало из внимания, что стрельбища они устроили не на пустыре глубоко за городом, а фактически в его центре. Блеск. Повезло, что не полиция. Хотя кому повезло – еще вопрос. Прав он был или ошибался, но в плетение на всякий случай вложил одно единственно слово «гром», моментально меняя адресата. Гром. Это был только гром. Накинув плетение на охранника, Бойд сумел порадоваться, что света в машине нет, и взгляду доступны только его мокрое и бледное лицо и аналогично мокрое лицо девушки.
- У вас тут всё в порядке? – услышав вопрос, Лиам отдал должное этому человеку, который не побоялся пойти и проверить. Хотя, может, она на выезде со стоянки ворота снесла. Повернувшись ближе к девушке, он отобрал у неё салфетку, как до того телефон, и провел по её щеке, вытирая потекшую с глаз краску.
- Да, нормально. Поссорились. Теперь вот миримся. Верно? – он посмотрел прямо на неё, спрашивая подтверждения. Посмотрел долго и внимательно, но чисто по-человечески посылая ей просьбу без всякого принуждения в плетении.

+1

20

На то, чтобы исцелить товарища в World of Warcraft, сильваниной жрице требовалось меньше двух секунд и 17700 единиц маны. Подстреленного в подворотне парня Страффорд пыталась спасти уже больше четверти часа. Тот упорствовал и спасаться решительно не желал, мол, ничего серьёзного, герой устал, он хочет спать и кефира. Разумеется, она здорово напугала его, едва не выписав несчастному билет в один конец, вот раненый и шарахается от неё, как от прокажённой. Чего Сильвана решительно не понимала, так это причины, по которой он не желает ехать в больницу. Любой на его месте был бы благодарен за заботу и возможность получить квалифицированную медицинскую помощь взамен сомнительной перспективы истечь кровью на грязном асфальте в грязной подворотне под этим чёртовым бесконечным дождём. Можно было бы, конечно, запереть раненого в машине и насильно отвезти в Mercy Hospital, но девушка-бармен сомневалась, что это законно, а противозаконных действий на сегодня, пожалуй, было достаточно. "Ещё немного, и Верховный суд Окленда, невзирая на реформу 1961 года, получит все основания приговорить меня к пяти годам непрерывного расстрела в колонии строгого режима".

Но больше всего поражало самоубийственное равнодушие окружающих. Они всё-таки не индустриальным туризмом занимаются на заброшенной теплоэлектроцентрали где-нибудь в пригороде. Это Окленд, детка! Пускай ночной (даже полуночный), но вполне себе густонаселённый, и не услышать два выстрела мог только глухой или вусмерть пьяный. Как писала Джоанн Харрис, никому ни до кого нет дела. Очень мало смертей, которые наносят нам раны. Если не считать потерь внутри собственного клана, всё прочее по большей части нам безразлично.

Так ты ранен или нет?

Недаром мудрецы предупреждают быть осторожнее со своими желаниями: повсеместное людское равнодушие вскорости исчерпало себя в лице охранника автомобильного парка на Лорн-Стрит. Заляпанное дождевыми каплями стекло с тихим знакомым жужжанием опустилось и замерло, впуская в тёплый, пахнущий сиренью салон промозглый ночной воздух.

...А где-то вязнет в грозовых облаках ажурная башенка Оклендского университета, шумят и пенятся приливные волны Тасманового моря, трепещут пальмовые листья, дремлют в зоопарке длиннохвостые попугаи, просыпаются холодные вулканы Рангитото, а она здесь, с незнакомым мужчиной, на заднем сидении авто, смотрит на охранника как баран на новые ворота и готова сквозь землю провалиться от стыда и страха. Легко рассуждать о тюрьмах и сроках, но когда длинная рука закона уже занесена, чтобы ухватить тебя за шкирку и бросить за решётку на ближайшие пятнадцать лет, сразу начинаешь переосмысливать произошедшее. Вот и у Сильваны самоиронии поубавилось от одной мысли, что её сейчас закуют в наручники — и прощай, молодость! Она как-то совсем растерялась, соображая достойный и при том правдивый ответ. На выручку пришёл незнакомец. Девушка не понимала, какого чёрта он творит и зачем, но ей никогда не доставало воли отказать брюнету. А уж брюнету, который глядит так, как сейчас посмотрел на неё случайный попутчик, и подавно.

Ошарашенная Сильвана совершенно неподдельно вздрогнула от его прикосновения, долженствующего изображать заботу влюблённого о своей второй половинке, и натурально вспыхнула от корней волос и до кончика носа. А дальше всё понеслось, как по сценарию. Дочь новозеландской звезды малобюджетного кинематографа с раннего детства демонстрировала потрясающие актёрские данные (играла деревце в школьном спектакле), а нынешняя сцена должна была и вовсе стать её непревзойдённым дебютом. Девушка ещё раз всхлипнула, нежно обвила руками шею незнакомого парня и страдальческий закусила губу, воплощая щемящее раскаяния, не забывая об огнестрельном ранении и стараясь не слишком теснить партнёра, а по совместительству сценариста и режиссёра сего незамысловатого спектакля.

Конечно, зайка, я тебя прощаю, — прошептала она дрожащим голоском. "Святые причиндалы Тириона Фордринга! Что, чёрт побери, тут происходит?!" Сильвана догадывалась: чем омерзительнее будет сцена, тем скорее уберётся восвояси бдительный охранник.

+1


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Когда оживают тени.