Изумрудные острова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Когда оживают тени.


Когда оживают тени.

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

Всё. Сейчас сорвется и понесет свои откровения в массы… Чем пристальнее Лиам смотрел на девушку, и не просто куда-либо на лицо, а конкретно в глаза, тем сильнее напрягался. От легкого прикосновения бумажного платка к коже она едва-едва заметно дернулась, отчего сам он было нахмурился, но всё же не стал удерживать второй рукой, а спешно придумывал другие варианты развития событий. Черт, ответил бы сразу. Нет, не ранен. Упал на пакет томатного сока, придавил подмышкой, ушиб локоть. В следующий раз берите глушитель, мэм, и доброго вам вечера. Может, оттого и объятие ощутил не сразу, хотя на сей раз проявлять собственное удивление не стал, ибо и так создавалось впечатление, что они каждый раз бьют друг друга током, поэтому и шарахаются. Как картина должна выглядеть со стороны, Лиам представлял себе слабо, больше ориентируясь на реакцию сторожа. Плетение, честно говоря, вышло точное по смыслу, так как с одним словом ошибиться было сложновато, однако по силе и качеству хреновое. Громкий сигнал выезжающей с парковки машины, шум особенно неустойчивых здесь мусорных баков, да и просто резко сказанное слово – и голос распадется на составные части, а сам охранник наверняка задумается, откуда мог взяться гром, если ни одной молнии за вечер не было.
- Конечно, зайка… - он тяжело, даже как-то обреченно втянул в себя воздух, не удержавшись от вздоха, потому как начал первый, и уставился ей куда-то на подбородок. Визуальный контакт вышел слишком долгим и плотным, и Лиам устал от него не меньше, чем от всех остальных телодвижений в комплексе, и уж тем более не стал поворачиваться обратно к сторожу. «Рыбка» было бы вернее. По мгновенно продуманному плану одного её кивка было достаточно, чтобы визитер удовлетворился ответом и вернулся обратно на стоянку, но плетение не выдерживало даже такого короткого промежутка времени, отчего человек мог в чем-то сомневаться или смутно подозревать собственную ошибку. На всякий случай Лиам приобнял девушку за пояс, больше для того, чтобы спрятать за её спиной свою полностью испачканную в крови руку, вторую с бумажным платком прижав к её коленям, ибо то ли из-за потери крови, то ли от постепенно снижающегося уровня адреналина, кисть начала мелко дрожать. Перестраховывался на случай, если охраннику придет в голову посветить внутрь салона фонариком.
- Спасибо за беспокойство, - уверенно сказал он в открытое окно, не оставляя сомнений в окончании разговора, и нажал локтем всё ту же кнопку поднятия стекла. Ждать, когда гость решит удалиться самостоятельно, желания не было, к тому же Бойд не представлял, что еще следовало бы в подобном случае сказать или сделать, кроме единственного варианта, которым и воспользовался.
- Попробуем в третий раз: отвези меня домой. Будем считать, что у меня нет страховки и сосед-хирург, - говорил он приглушенно, не видя, насколько далеко ушел сторож, если вообще куда-либо ушел. Смотреть приходилось всё так же в невидимую точку на её подбородке, уже размышляя над тем, что ему постепенно становится вообще по бубну, куда именно ехать, главное – тронуться, наконец, с места. Один только охранник парковки решил проверить состояние дел около их небольшого проулка, а кто-то из более осторожных и законопослушных граждан уже набрал номер полиции, сообщив о «громких хлопках» в подворотне.

Отредактировано Лиам Бойд (04.07.2014 22:01:48)

+1

22

Незнакомец с самоубийственным упорством, достойным лучшего применения, продолжал открещиваться от квалифицированной медицинской помощи, и девушка-бармен поняла, что пришло время менять тактику. Явление охранника автопарка как по мановению волшебной палочки пробудило задремавшее было сильванино свободолюбие и трепетную любовь к себе, заставив устрашиться жизни за решёткой на воде, баланде и лекарствах. В конце концов, они виноваты оба, каждый в силу своей глупости и недальновидности. "Но я-то блондинка, а твоё оправдание какое?" — с шутливым укором подумала Страффорд, рассеянно созерцая приобнимающего её мужчину, который за какими-то чертями уставился на её подбородок.

Сама Сильвана, сколько себя помнила, была пугающе бледной мерзлячкой: вечно холодные руки, холодные пальцы, холодные губы, холодные синие глаза и горячее сердце. В обнимку со взмокшим от пережитого мужчиной было тепло, почти что жарко в эту промозглую ночь, но Страффорд предпочла бы более интимную обстановку и менее экстремальный повод, чтобы сомкнуть объятия на горячей мужской шее. Пришлось усилием воли заставить себя тронуться с места, осторожно и не слишком быстро, чтобы не задеть свежую рану, которая без сомнения имела место быть. Страшное пятно оказалось красноречивее своего несчастного обладателя, да и шифоновый шарфик из NZNature теперь вряд ли окупит 165 "киви" в качестве модной детали одежды, перевоплотившись в тугой перевязочный материал. Ну, кто ещё не верит в универсальность аксессуаров?

Сдаюсь, — вздохнула девушка, выкарабкиваясь из мужских объятий и пересаживаясь за руль. Аромат сирени мешался с запахом крови, за окнами машины плакало безутешное небо, дождь становился всё сильнее и назойливее, торопя охранника автопарка обратно в тёплую будку. А Сильвана... В конце концов, она ничем не рискует, просто отвозя раненого домой. Как раз напротив, опасно для её свободы было бы держать ответ перед врачами, полицией и судом.

Кстати, меня зовут Сильвана, — девушка повернула ключ в замке зажигания и поправила зеркальце заднего вида, пытаясь поймать отражение пассажира, как будто он мог испариться из салона вместе с промозглым сквозняком. — Куда едем? Не подскажешь адрес?

+1

23

Положение в темном салоне автомобиля, когда за окнами вовсю наяривает дождь, выглядело от окружающей атмосферы еще более странно, чем могло бы быть. Атакованные тугими водными струями стекла чудно преломляли тусклый свет от уличных фонарей, еле-еле достающий до машины. Изображение дергалось и убегало, словно выражение лица девушки менялось по нескольку раз в секунду, хотя Лиам видел, что это не так, ибо рассматривал его особенно близко. Вернее, нижнюю его часть. Пара мгновений с момента, как стеклоподъемник и тихим глухим звуком закончил свою работу, растянулись на достаточное количество времени, чтобы до Бойда в полной мере дошла вывернутая наизнанку абсурдность ситуации, начавшейся с обычного для него похода домой; и закончившейся с горящим боком и незнакомой девушкой, сидящей в обнимку едва ли не у него на коленях, да еще и в её собственной машине. Хотя про окончание – это я рано подумал. По крайней мере, упорное глазение на подбородок давало свои плоды, ибо недолго было перевести взгляд чуть выше, наблюдая, как губы складывается в сакраментальное «сдаюсь». Ну, и сколько молодых людей мечтало, чтобы им девушка на заднем сидении такое сказала? Для Лиама согласие было гораздо важнее, потому что больше неприятностей, чем уже получил, выдержать казалось, конечно, можно, но энтузиазмом по этому вопросу он отнюдь не пылал. Для сидхе вечер без Инквизиции считался хорошим вечером, так что он с облегчением уложил голову на подголовник и убрал руку с чужой спины. Хотя нынешнюю ночь хорошей назвать язык не поворачивался.
Именно поэтому в его голове бродили, отдаваясь стуком в висках, мысли о том, что девушка все же решила вести его в больницу вне зависимости от его желания. Однако если бы она страстно мечтала во что бы то ни стало ввязаться в долгий и неприятный для обоих процесс общения с госслужащими, то не стала бы поддерживать его перед охранником стоянки. Логично? Лиам тяжело выдохнул и удобнее повернулся на сидении, открывая собственному взгляду перевязанный бок. Но с логикой нынче напряженно.
- Куда едем? Не подскажешь адрес? – на имя он среагировать не успел, но адрес в сознании всплыл самостоятельно, и Бойд без промежутка назвал его вслух. Для машины проулок был слишком узким, а если бы Лиама никто не останавливал по пути, то до дома оставалось пройти всего лишь метров триста-четыреста. В объезд выходило на пару кварталов больше, но всё равно минут на пять дороги. Потратить это время он решил с хоть какой-то пользой для себя. Сильвана… А еще говорят, что с девушками на улицах больше не знакомятся. Он коротко рассмеялся, хотя смешок вышел больше похожим на карканье – сухой и отрывистый. Развернувшись так, чтобы мелькающий свет из окна попадал на повязку, Лиам углубился в созерцание собственного бока, который выглядел не совсем так, как должен был. Рассчитывая обнаружить большое пятно на пропитавшейся ткани спереди и, возможно, сзади на выходном отверстии, он сейчас видел равномерно растянувшуюся темную мокрую полосу параллельно ребру. Навскидку выходило, что вместо лишних дырок он обзавелся одним лишним неровным разрезом, ибо пуля вроде бы прошла по касательной, распоров бок. Трогать или ослаблять повязку Бойду и в голову бы не пришло, но хотя бы его нежелание умирать прямо здесь и сейчас больше не объяснялось шоком.
- Вон тот дом. Четырехэтажный, - и без лифта, а мне на третий. Вряд ли ей было понятно почему, но Лиам криво улыбнулся еще раз, пока начинал вполне уверенное продвижение ближе к двери. В конце концов, ночь с пятницы на субботу подразумевала, что некоторые жильцы теоретически могут подниматься по лестнице медленно, и чуть пошатываясь.
– Лиам. Ну, если что, - вариантов «если что» у него не находилось, да и не думал он над этим сейчас, мечтая переставлять ноги быстрее, чтобы добраться до нормальной горизонтальной поверхности, воды и обезболивающего. Уже открывая дверь после остановки автомобиля, он решил, что шарфик оставит себе на память, ибо отдавать его пока не собирался. Ладно, черт с ним. – До этажа поможешь дойти?

+1

24

Каждый человек хотя бы раз в жизни, в особо тяжкую годину задумывается над немилостью небес и задаётся вопросом: за что мне всё это? Почему мы попадаем в неприятности, когда сотни, тысячи негодяев, ублюдков и дураков живут припеваючи, хоть бы и поплясать зазвали? Вот Сильвана Страффорд, например. Честная новозеландка, рано лишилась отца, зато исправно платит налоги, соблюдает ПДД, переводит бабушек через дорогу, любит котиков и приносит людям радость. Так за что же? А может, для чего?..

Если с пистолетом новая знакомая управлялась не слишком ловко, то вот за рулевое колесо держалась вполне уверенно, как бывалый дальнобойщик. Блондинка отменно знала физику вождения и ориентировалась на дороге не хуже, чем на полках собственного бара. Страсть к автомобилям уже давно переросла у неё в обожание самого процесса езды за рулём. Милое и мирное шуршание асфальта под колёсами, рокот мотора, дождь и ветер в лобовое стекло, ощущение слияния с машиной в единое целое, будто это не её, а твои поршни без устали работают под капотом — что может быть лучше? Быстрая езда помогла бы Сильване успокоиться окончательно, прийти в себя, но, к сожалению, дом пассажира оказался гораздо ближе, чем она рассчитывала. Пара кварталов — не больше. Особо не разгонишься, хотя трасса по ночному времени девственно пуста. Только стройные лохматые пальмы стоят вдоль дороги сторожами, тихо переговариваются с высотками по правую руку на языке весны и стараются ненароком не задремать под шум дождя.

Страффорд притормозила рядом с указанным домом, аккуратно и ловко "притёрла" мокрый Citroen к мокрому бордюру, достала вторую салфетку из изрядно похудевшей пачки с ромашкой и, поправив зеркальце заднего вида, поймала сначала отражение пассажира, а потом своё собственное, чтобы утереть некрасивые серые подтёки под глазами. Отражение удручало: бледное лицо, смазанный макияж, искусанные от волнения губы, взъерошенные волосы, мокрые ресницы — на обложку Vogue её сейчас точно не возьмут, будь она хоть дочерью Анны Винтур.

Погоди-ка! — девушка вздрогнула и выронила салфетку. — Лиам? Тебя правда зовут Лиам? — она обернулась через плечо и ошарашенно уставилась на пытающегося выбраться из салона парня. "Вот дьявольщина, бывает же!"

Согласно истории World of Warcraft, молодой принц Гилнеаса по имени Лиам Седогрив трагически пал от руки безжалостной королевы банши, которую звали... Сильвана Ветрокрылая! Беззаветно влюблённый в далёкую Италию заокеанский дядюшка Ричард Страффорд, подбирая имя для любимой племянницы, вряд ли задумывался над силой искусства имён и её влиянием на человеческую судьбу, сама она тоже никогда не проводила параллелей с героиней игры, многочисленных фанфиков и книг, но теперь стало очевидным, что у всех Сильван, кажется, какие-то серьёзные претензии к Лиамам. И последним от них лучше бы держаться подальше.

Ладно, забудь, — в смятении выдохнула девушка и, дёрнув ключи из замка зажигания, выскочила под дождь, чтобы подсобить несчастному тёзке гилнеасского принца выбраться из машины.

До этажа поможешь дойти?

Разумеется! Держись за меня! "Прости меня..."

+1

25

С Лиамами, по всей видимости, у девушки было связано много занимательных историй, после которых если и не рисуют звезды на бортах, то точно удивленно спрашивают, серьезно ли он говорит. Нет, пошутил, ибо вечеру явно не хватает нотки юмора. Он окончательно выбрался из машины и глубоко вдохнул, отмечая собственное состояние как удовлетворительное. Бок в судорожном зажимании шарфиком уже не нуждался, потому что с его видовой регенерацией кровь остановилась, а на ране наверняка образовалась толстая красная короста вперемешку с подсохшей сукровицей. Как всё это выглядит без тканевых преград, Лиам старался не представлять. Его и так водило из стороны в сторону из-за слабости, так что вывернуть наизнанку могло на раз, а уж этого его гордость не выдержала бы точно. Он и так через силу попросил помочь подняться на третий этаж. А завтра с утра предстояло еще шокировать собственное начальство, потому что за долгие-долгие годы работы больничный брать доводилось раз или два, и то не по состоянию здоровья, а для свободного времени на другие дела. На иммунитет Бойд не жаловался, а заживало на нём быстрее, чем на любом из перевертышей.
Примерно в такие моменты и приходила идея завести себе мобильный телефон, потому что в данном случае пришлось бы тащиться пораньше к соседям или на улицу к автомату, которые в его районе жили недолго и определенно несчастливо. Но звонки пока что держались в сознании даже не на втором плане, а где-то далеко в арьергарде, оставляя перед собой достаточно мыслей более важных именно в эту минуту. Обдумывая одну из них, Лиам посмотрел на машину, в его квартале выглядевшую особенно случайно. Он не отлепился пока от дверцы, но задрал голову под дождь наверх, чтобы под светом единственного фонаря хорошо просматривалось его лицо. Бойд был здесь местным, даже своим, но исключительно из-за давности проживания и хороших знаний механики, поэтому кто бы сейчас ни впечатлялся из темноты возможностью по-быстрому снять колеса или угнать автомобиль целиком, уже чрез полчаса-час разобрав на запчасти, Лиама должны заметить и идентифицировать. В такой ливень действие выглядело больше чрезмерной перестраховкой, но сегодня удача как-то по-особенному поворачивалась всё одним и тем же местом, кокетливо демонстрируя собственные филейные части под разными ракурсами, отчего для лучшего эффекта вообще следовало отправить Сильвану туда, куда она направлялась до встречи с ним, дополнительно не задерживая. Но он не отправил. Он положил правую руку на её плечо, чтобы левый бок был полностью свободен, и постарался сильно не давить на девушку, растрачивая больше внимания и выдержки именно на это, а не на само передвижение. Из-за каблуков она оказывалась одного с ним роста, даже чуть выше, ибо полностью выпрямить спину Лиаму не удавалось – ткань толстовки моментально натягивалась на ране, раздвигая края. От ощущения собственного положения, то ли окончательно оставившего кровь адреналина, Бойд всё больше хмурился. На втором этаже вообще убрал руку и поплелся самостоятельно, используя для опоры перила. Чувство беспомощности раздражало настолько сильно, что даже боль как-то тихо и незаметно отошла в сторону, став больше тупой и давящей.     
- Спасибо, дальше я сам, - он умудрился залезть непослушными пальцами в карман джинсов, то и дело цепляясь за хлястик для пояса, и достать единственную вещь с собой – ключи от квартиры. Оставался всего один пролет, так что он всерьез рассчитывал преодолеть его пусть и не легкой походкой, но сам. – Шарф себе оставлю. На память.
Все равно в его голове не укладывалась картина, как такая девушка будет настойчиво застирывать ткань в попытках смыть засохшие уже пятна крови, или вообще сдаст в химчистку, мотивировав тем, что порезалась о край бумаги и испачкала. Лиам выдавил из себя нечто, отдаленно напоминающее улыбку, ухватился за перила и продолжил подниматься дальше.

+1

26

Как во сне, медленно переставляя ноги и рассеянно вслушиваясь в гулкий стук каблуков по грязным подъездным ступеням, Сильвана молча взбиралась по незнакомой лестнице на неизвестный этаж, одной рукой придерживая тяжёлую руку мужчины на своём плече, а другой — нервно сминая манжет промокшей блузки и нещадно впиваясь ногтями в собственную ладонь. Боли Страффорд не чувствовала, собственно, как и страха, и отчаяния, которые, похоже, решили переждать дождливую ночь в салоне машины и не последовали за несостоявшейся убийцей и её жертвой. Из живых, осязаемых и до конца оформившихся ощущений остались только вязкая неизбывная усталость, мёртвой хваткой вцепившаяся в сильванины плечи и повисшая на них за компанию с Лиамом, сожаление и холодящая кровь тревога. Спутник не терял сознания и, кажется, всё твёрже стоял на ногах, не обременяя новую знакомую своим весом и будто бы опираясь на её плечо только для подстраховки, но желудок всё равно наливался муторной тяжестью, а сердце словно повисало в пустоте, заставляя девушку тревожно замирать на каждый вдох раненого.

Мужчина молчал, и от этого бесконечные лестничные пролёты казались ещё бесконечнее. Они не миновали ещё и двух этажей, а блондинка уже ощущала острый недостаток кислорода, как на большой высоте, словно они провели в пути больше трёх суток и почти покорили гору Кука, самую высокую точку в новозеландских Южных Альпах. Подъём казался вечностью, от невесёлых мыслей Сильвану отвлекли звон ключей и пропавшее ощущение горячей тяжести: Лиам предпочёл штурмовать оставшиеся ступени в гордом одиночестве, и вопреки всем понятиям об искуплении вины, а также законам мелодраматического жанра, в рамках которого развивалось нетривиальное знакомство, Страффорд не стала препятствовать ему и соваться под руку.

Осторожнее! Ступеньки...

Спутник коротко поблагодарил, ясно давая понять, что более Сильвану не задерживает и будет счастлив не видеть её ближайшую тысячу лет. Его слова невольно развернули девушку в обратном направлении и подстегнули к лестнице, едва ли не спихивая со ступенек вниз, обратно, к машине, в омут прежней жизни, в которой не было и нет места выстрелам, опасным авантюрам, окровавленным рукам, ясноглазым незнакомцам и запаху крови. Но стоило Страффорд утвердить каблук на второй ступени сверху, как всё та же мудрая и неведомая сила, которая только что гнала её прочь, заставила резко обернуться и вцепиться горящим взглядом в сгорбленную спину Лиама.

Погоди, так не пойдёт. Это твой этаж? То точно справишься? Живёшь ведь не один? Есть, кому тебя перевязать? Мы не поехали в больницу, о'кей, но ты же не думаешь, что я просто брошу тебя на лестнице и спокойно порулю домой?

+1

27

Ступеньки нервировали его уже два этажа подряд и ровно половину до третьего, так что лишних предостережений Лиаму ничуть не требовалось. Зато на второй части, когда расстояние до входной двери его квартиры начало сокращаться вполне заметно, он даже приободрился, если так можно было назвать хмурую решимость добраться до дома максимально быстро, что требовало усиленно переставлять ноги и подтягивать своё тело вверх. Или его больше заботило то, что окончательно списывать себя во временные, но всё равно полные, развалины пока рановато. Его шаги не звучали гулко в тишине подъезда, да и лампочки везде исправно подсвечивали дорогу, скорее всего, после решения упаковать плафоны в решетки, так что единственное мрачное и угрюмое впечатление здесь производил он сам. Хотя за спокойную реакцию девушки на просьбу больше о нем не волноваться, Лиам был ей благодарен, ибо не отказывался от необходимой ему помощи, а просто старался чисто для себя сохранить ощущение некоторого контроля над ситуацией. Мысленно он уже открыл ключами дверь и поплелся в ванную, нащупывая лунные нити, чтобы сплести из них приличный кусок ваты для себя.
Как раз в этот момент, уперевшись на очередном шаге бедром в лестницу, Бойд почувствовал, как упирается в ногу предмет в кармане. От бредовых ассоциаций стало отчасти смешно, но вот об изъятом у девушки телефоне воспоминания выветрились полностью, вставая на место только сейчас. Чего в его положении Лиам позволить себе никак не мог, так это идти за ней обратно, пока не уехала, чтобы отдать аппарат. Но, как оказалось, подобных подвигов от него никто и не требовал, ибо Сильвана отчаянно желала довести начатое дело до конца и ушла недалеко. Точнее, не ушла вовсе.
Вопросы посыпались как из рога изобилия, заставляя его окончательно остановиться, не осилив всего пару ступенек до своей лестничной клетки. Прислонившись всем корпусом к стене напротив перил, потому что у неё поверхность соприкосновения, а значит и опоры, получалась побольше, Бойд глянул вниз, подбирая удобоваримые ответы. Хирурга он обещал только в соседях, а не в сожителях, так что с деятельной натурой этой девушки ей ничего не стоило сейчас начать звонить в другие двери в поисках врача.
- Если быть точным, то это я тебя на лестнице бросил только что, а не наоборот, - замечание вышло едва ли не сакраментальным, уходящим корнями в теорию относительности, отчего следовало по приходу домой еще и температуру измерить, на случай, если какая-то дрянь всё же попала в рану, грозя воспалением и горячечным бредом. Несмотря на отличное здоровье и не менее отличную регенерацию, бессмертными никсы не были ни разу. – Этаж мой, вот дверь. Думаю, что справлюсь. Живу один. Перевяжу себя сам.
Подняв правую руку вверх ладонью, словно давая присягу перед судом, Лиам вроде как подтвердил правдивость каждого только что сказанного слова, и хотел было развернуться обратно, дабы продолжить собственное восхождение, находящееся же на финишной черте. Но чужой телефон всё так же покоился в кармане, и следовало потратить время на выуживание непослушными пальцами еще и его. Хмурая решимость добраться до ванной никуда за эти пару минут не испарилась, так что подъем на несколько последних ступенек сопровождался тяжелым дыханием и попытками вынуть мобильный. В конце концов, девушке подняться было значительно проще.
- Телефон отдать забыл, - плечом прислонившись теперь уже к стене около своей двери, он зажал в одной руке ключи, а второй протянул Сильване мобильный.

+1

28

Если быть точным, то это я тебя на лестнице бросил только что, а не наоборот.

Замечание вышло тонкое, но очень уж несвоевременное, как будто молодой человек вдруг вознамерился втянуть её в дурацкий и бесполезный спор, что было бы вполне в духе бывших любовников, со смаком могущих часами выяснять, кто и кого бросил первым. Да и какая теперь разница, с какой стороны забора трава зеленей? Страффорд рассеяно хлопнула глазами, пытаясь сообразить, хотел ли собеседник обидеть её, или же просто банальная усталость после ночных приключений сказывается на них обоих. Сильвана сочла за благо не отвечать, не развязывая новую дискуссию. Ей показалось, что близость родного обиталища несколько приободрила Лиама, а столбик его общего состояния наконец-то подскочил из нулевой отметки до уровня средней паршивости.

Мужчина создавал впечатление среднестатистического, но вполне благополучного жителя Окленда, однако подозрение о том, что Лиаму дома некому даже стакан воды подать, оправдалось и не подлежало опровержению. "Один живёт, блеск! И как прикажете теперь его оставлять наедине с распоротым боком? Врача не надо, в больницу не поеду, живу один, умру красиво... Мужчины!" У Сильваны на фоне упрямых протестов раненого в ответ на любое, даже самое безобидное участие в его судьбе создалось впечатление, что квартира у парня под завязку забита героином, ядерным оружием и мёртвыми шлюхами, а посему случайных гостей хозяин тщательно избегает.

Оставшиеся ступени до заветной двери блондинка преодолела лёгким рывком, на одном дыхании, как будто и не было тяжёлой усталости в ногах, липких ладоней и насквозь промокшей одежды. Телефон. Она совсем про него позабыла в этой суматохе, а Лиама старенькая "раскладушка" в качестве цели для мелкого воровства, должно быть, совсем не заинтересовала. Хотя... Сильвана замерла напротив, протянула руку и сомкнула пальцы на чёрном корпусе. Качнулся и тускло блеснул в темноте знакомый металлический брелок с эмблемой Bacardi. Так вот, если бы только Лиам позабыл про злосчастный телефон, она могла бы позвонить ему на свой же номер, узнать о самочувствии безвинно пострадавшего и убедиться, что у этой криминальной истории конец будет если не счастливым, то хотя бы не фатальным. А ещё за сотовым можно вернуться и лишний раз удостовериться, что жизни нового знакомого ничто не угрожает.

Так может всё-таки я помогу?.. — сделала последнюю отчаянную попытку Сильвана. Впервые она сама напрашивалась ночью в гости к малознакомому мужчине, хотя обычно всё происходило с точность да наоборот.

Отредактировано Сильвана Страффорд (21.08.2014 11:25:40)

+1

29

Сил у Лиама оставалось еще достаточно, но все они были строго рассчитаны исключительно на необходимые действия, просчитанные пошагово наперед от двери и до момента, когда он сможет завалиться на диван, даже его не разбирая. Поэтому в отношении девушки ему особенно подходила сейчас фраза – сопротивление бесполезно. Грубить не хотелось. Из-за своего бока и тупой пульсирующей боли грубость всегда можно было списать на собственное состояние, но это всё же оправданием не было, скорее инстинктом, чтобы не трогали. Всё-таки Бойд по большей части считал себя существом высокоорганизованным, поэтому, образно выражаясь, бить по протянутой руке не собирался.
Но и сказать ей прямо всё, что сейчас копилось на уме, выливалось полностью за грань фантастики. И как это будет выглядеть? Извини, у меня тут случайно жабры под майкой, а тебе их видеть никак не положено. Ах, да. Перевязывать себя я не буду, просто выплету кусок ваты. Волшебной. Из лунных нитей. Здорово, правда? Сейлор Мун местная, мать её. И итоге подавляемая некоторая агрессия выливалась во внутреннюю язвительность, прорываясь во внешний мир разве что его глубоким частым дыханием как перед самым финишем у бегуна, который вместо натянутой ленточки обнаружил металлический шлагбаум. 
Ладно, разберемся. Висящий на одной из балок в квартире старый телефон, доставшийся ему еще от прежних жильцов с тех дремучих лет, когда он сюда только въехал, и поврежденным этими же жильцами кабелем где-то у потолка, все-таки следовало починить. И в телефонную компанию обратиться, чтобы подключили. К тому же в интерьер он вписывался хорошо. А пока ему пришло в голову попросить заодно мобильный у Сильваны, чтобы позвонить в контору на дежурный круглосуточный телефон, а не выходить завтра с утра в поисках автомата или трясти соседей.
Чиркнув пару раз ключом мимо замка, Лиам все же открыл дверь в темное помещение собственной квартиры, не двигаясь с места и пропуская девушку вперед. В конце концов, пусть ей сегодня не особо досталось физически, однако опыт стрельбы по живым мишеням, скорее всего даром тоже не проходил. Пистолет в неумелых руках не переставал быть мощным оружием, так что Бойд рассчитывал – подобный способ знакомства она повторять не будет и хотя бы на секунду задумается об электошокере или, на крайний случай, газовом баллончике на будущее. Хотя его это касаться уже не будет. Молния же не бьет в одно место два раза. Ну, если это не громоотвод. Потерев устало переносицу, ибо мысли начали выплывать как-то особенно хаотично, Лиам шагнул в комнату и нащупал на стене выключатель. Лампочка загорелась только над входной дверью, высвечивая небольшой кружок пространства. До следующего рубильника еще следовало дойти, так что он захлопнул дверь и сделал пару шагов до красной жестяной бочки, служащей и столиком и тумбочкой для мелких вещей, и уселся на неё, чтобы не стоять, включая уже верхний свет от ряда висящих с потолка лампочек. 
- Толстовку помоги снять, майку только не трогай, - аптечка у него базировалась в ванной, но оттуда Бойд планировал достать разве что блистер обезболивающего. С возможностями плетения у него сейчас выходило негусто, поэтому между мороком и ватой он однозначно выбирал последнюю. Но первым делом он взялся за затянувшийся намертво узел шарфика, стягивающего бок.

+1

30

Тёмный провал распахнувшей двери в квартиру Лиама в свете продолжительных дискуссий и нежелания хозяина впускать в своё обиталище непрошеных гостей казался Страффорд таинственным порталом в Зазеркалье. Хотелось затаить дыхание и шагнуть за порог, чтобы погрузиться в мир волшебных приключений... но действительность оказалась куда прозаичней, причём Сильвана не знала наверняка, радоваться ли сему факту или поддаться разочарованию. Никаких чудес не последовало, как не было и контрабандного оружия, мёртвых путан, запрещённых медикаментов и даже ни одной горки героина, достаточно большой для того, чтобы заметить её с порога, — ничего криминального, если не считать преступлением "фабричный" стиль лофт, господствующий в интерьере квартиры.

Жилище нового знакомого в своём неподражаемом холостяцком исполнении напоминало заброшенную и переоборудованную фабрику или склад промышленного назначения. Просто, без изысков, зато оригинально и со вкусом. Девушка любопытно огляделась, прищурилась на тускло замерцавшие под потолком лампочки и сбросила туфли, ощутив под ногами холодный ламинат под дерево. Или это и было дерево.

Пострадавший тем временем оседлал в прошлом красную, а теперь до безобразия потускневшую бочку с видом полной покорности судьбе. Никогда ещё мужчины не смотрели на Сильвану со столь мрачной и обречённой решимостью! Гостья выразительно изогнула бровь, зацепила сумку за ручку двери и стянула тугие перчатки. Какая ирония: самый симпатичный парень за последние полгода, и тот готов, похоже, бегать босиком по битому стеклу, лишь бы поскорее избавиться от неё. Или просто кажется? Во всём виноваты поздний час, разгулявшаяся непогода и тяжёлая рана. Ужасно хотелось полезть к Лиаму с многочисленными советами и ценнейшими указаниями, как должно вести себя раненому и что надлежит сделать в самое ближайшее время, не теряя ни минуты даром, но блондинка вовремя прикусила язык. Пока хозяин "мануфактуры" в сознании, не стоит злоупотреблять его гостеприимством.

"Как глупо! Стесняется что ли? Неужто скрывает какую-нибудь неприличную татуировку? А может опасается, что от вида крови нежная барышня лишится чувств? Да разве может быть что-то ужаснее любительских фоток еды в Instаgrаm? Но от них же я, в конце концов, не падаю в обморок!" С этими мыслями девушка вцепилась красивыми крепкими ногтями в крепко затянутый узелок шарфа и быстро расправилась с ним, почти не почувствовав тугой боли в напрягшихся пальцах.

Вот и всё. Только не делай резких движений и подними руки, если сможешь. Приятных ощущений не обещаю, только если ты не отъявленный мазохист, — хрипло предупредила девушка, обходя бочку, становясь перед Лиамом и затравленно заглядывая ему в глаза. Тонкие руки подцепили края насквозь промокшей толстовки и потянули вверх... Интригующее начало для эротического фильма, вот только действующие лица явно не в форме для любовных похождений. Холодные капли потекли вниз по предплечьям и закатились под манжеты. Оба они были мокрыми как мыши и уставшими, как ломовые лошади.

Отредактировано Сильвана Страффорд (25.08.2014 19:59:31)

+1

31

Всё те же настойчивые девичьи руки в неравной и быстрой схватке отыграли у Лиама никак не поддающийся узел затянутого на смерть шарфа, чтобы справиться с ним настолько же быстро, насколько до этого в переулке завязали. Освободившиеся ладони совершенно некуда было деть, отчего он безвольно опустил их вниз, а сам спиной привалился к толстой балке, не ожидая, что спустя всего несколько секунд дышать станет не в пример легче. Грудь с одной стороны всё еще стягивало прилично, и сами собой рождались мысли – ребро ночного знакомства не выдержало, ответив на все события, по крайней мере, трещиной. Расстраиваться по этому поводу было как-то поздновато, в квартиру стрелка-самоучку Бойд уже впустил, так что оставалось расслабиться и получать удовольствие, хотя с этим выходило не просто напряженно, а теоретически невозможно. Однако это вовсе не означало, что никаких усилий он не прикладывал, ибо на тщательную подготовку по снятию с его тела свитера, который к тому же снимать предстояло девушке, в груди сам собой рождался клёкот смеха, сразу же отдававшийся в боку.
Мазохистом Лиам себя не считал, наоборот, скрывшись от лишних волнений и в работе, и в самом себе, но проблемы на то и существовали, чтобы возникать из-под земли прямо перед ногами, когда особенно хочется смотреть вверх. И вместе с этим собственная сделанная установка – получать удовольствие – как-то сама по себе не давала отрицательно мотнуть на предположение головой, а прорезавшееся не к месту и не вовремя чувство юмора всё растягивало изнутри грудь так и не прозвучавшим смехом. Послушно подняв руки и следя одновременно за краем белой майки, надетой под толстовку, Лиам резко втянул в себя воздух, когда пропитавшаяся и высохшая ткань отодралась от раны, заставляя снова намокать порванную пулей материю. Опустив руки обратно и намертво стиснув край майки, Бойд чуток подышал открытым ртом и глянул исподлобья на девушку, запыхавшуюся отчего-то не меньше него. Что там дальше по плану в таких случаях. Выпьем вина, посмотрим на диване фильм? Или это до раздевания обычно происходит?
После короткой передышки Лиам наступил на пятку ботинка, легко стряхивая его с ноги, пока устойчиво сидел на бочке, потом точно так же наступил на вторую, чтобы уже в носках подняться над Сильваной, внезапно ставшей ниже его ростом. Из-за образа жизни на весь срок пребывания Бойда в этой квартире вопрос о необходимости замка на двери ванной не вставал ни разу, или он об этом просто уже не помнил. Но, так или иначе, на ум ему сейчас упорно лезла необходимость как-то отгородиться от девушки, дабы использовать помещение ванны по такому назначению, которое и человеческому подростку в период полового созревания не снилось.
- Полотенце в шкафу. Зеркало. Кран на кухне, - проговаривая для неё точки под деятельность, Лиам на каждый названный предмет указывал рукой на всякий случай, если она не поймет. В принципе большую часть размазанной краски с лица она уже убрала, но одежда кое-где всё еще оставалась заляпана грязью и его кровью, поэтому умыться Сильвана имела возможность и в период, пока ванную будет занимать он. – Помогать мне не надо, не заходи, пожалуйста.
На секунду он даже в глаза ей посмотрел, просто убедиться, что она его не только слышала, но и поняла, а затем боком сделал ровно два шага до ванной, скрываясь за её желтой дверью. Если бы в этот момент девушка предпочла ретироваться, возражать Лиам бы не стал ничуть, возможно, вздохнув с некоторым облегчением, вот только дверь он захлопнул, а ключи так и засунул обратно в карман, не положив на полку. Да, черт…
После темени переулка и полумрака подъезда к обилию света глаза почти уже привыкли, и, не смотря на позитивную надпись на стене, небольшое зеркало на нише стояло, так что своё лицо Лиам увидел пусть мельком, но достаточно ясно, чтобы поморщиться. Подпереть дверь изнутри показалось ребячеством, да и нечем было, поэтому он сильно понадеялся на удачу, присел на бортик ванной и стянул отлипшую майку. Шум открытой на полную воды несколько успокаивал, отчего наскоро протереть смоченным полотенцем кожу вокруг длинной рваной раны удалось без лишнего шипения. Кровопотеря уже перешла из стадии некоторого отупения в отчетливую сонливость, что сильно сказалось на скорости движений. После каждого из них хотелось отдохнуть, но Бойд пообещал себе отдохнуть позже за все скопом и начал собирать пучками энергию, вытягивая из неё нити для плетения. С такой степенью вымотанности приходилось помогать себе руками, словно дирижируя оркестром или вывязывая на невидимых спицах еще один шарф взамен испорченного. И как я буду без этого, если узнают? Действия казались ему трудными, но настолько же естественными, как и использование пластыря у людей. Плетений его ни разу пока еще за нарушения не лишали, но ведь всё когда-то случалось в первый раз, и Бойд не мог даже теоретически представить, что это значит – не использовать магии, когда только и делает, что свободно струится под руками. Закончив самые простые и самые быстрые лунные нити, он принялся накладывать вытканную из воздуха чуть светящуюся серебром сеточку на открытую всё еще рану.

+1


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Когда оживают тени.