Изумрудные острова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Взлеты и падение.


Взлеты и падение.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название:
Взлеты и падение.

Время и место:
18 августа, детская площадка

Действующие лица:
Элли Хантер, Рэйган Стоунхард

Краткое описание происходящего:
Середина дня, но не смотря на отличную погоду на детской площадке почти никого не осталось, кроме пары тройки мамашек, которые собирались домой. Неспешно прогуливаясь из ближайшего магазина с большими пакетами, мужчина  подумать не мог, что знакомства порой происходят самым нелепым образом.

+1

2

Если бы Элли видела того, кто помог малышке залезть на эту чертову сетку-паутинку, натянутую на высоте около двух метров, она прикончила бы его самолично. Наверняка, это был кто-то из других малышей – Шарлотта ведь (и в этом она пошла совсем не в свою нелюдимую, неприятную, непривлекательную мамашу) умеет очаровывать окружающих, и даже семилетки перед ней стелятся ковриком. Вот и помог какой-то тупорылый умник, и из-за этого случилось то, что случилось.
Играть с мужчинами - это опасно. Но едва ли сию науку стоит познавать настолько маленькой девочке. И уж тем более, получать такие последствия.
Как и всегда, Элли умудряется обвинить в произошедшем всех вокруг, кроме себя самой, но это для нее вообще типично. Весь мир против нее, все виноваты в том, что она по самые уши увязла в каком-то дерьме – а она нет, не виновата, она ничего для этого не делала. И то, что она ничего не делала для того, чтобы дерьмо миновало ее стороной, ее тоже не слишком волнует. Мол, дерьмо оно и есть дерьмо – как бы ты ни старался, оно все равно случится, а остальные могут просто подбрасывать его, для того, чтобы жизнь медом не казалась. Вот и сейчас – это не она виновата в том, что ее маленький ребенок оказался наверху игрового комплекса без присмотра, а тот, кто помог девочке туда попасть. А то, что сама Хантер в это время попивала пивко, сидя на скамейке, ее мало волнует.
Ну а как еще? Разумеется, ей стоило сидеть на одной из скамеек вокруг комплекса, внимательно наблюдая за тем, что делает ее девочка, но там же... там другие мамаши. И если Элли ненавидит кого-то сильнее, чем эгоистичных красавцев-богачей, так это их. Она слышит эти их презрительные перешептывания, все эти неприятные комментарии насчет ее внешности, ее одежды, ее образа жизни – и ее дочери в том числе. Любые пятнышко на одежде или царапина, в общем-то совершенно нормальные для маленького ребенка, мгновенно толковались против Элли, и она все время чувствовала себя чертовски виноватой перед дочерью. А тот факт, что ей приходилось сидеть в унизительном, противном одиночестве, ведь никто с ней даже не здоровался никогда? Нет уж! Ей и без этого унижений достаточно для того, чтобы садиться где-нибудь подальше от площадки – правда, с расчетом на то, чтобы видеть, если Чарли решит самостоятельно покинуть детскую территорию.
А потом над площадкой разносятся два жутких звука – сначала глухой звук падения, а потом пронзительный детский крик.

+1

3

Являясь счастливым обладателем ненормированного графика рабочего дня, Рэйган запросто мог появиться на улице в понедельник или просидеть все выходные в больнице. Он не делал из этого трагедии, лишь старался максимально продуктивно использовать свободное время для завершения дел, домашних хлопот или, как сегодня, для затаривания холодильника. Разгильдяйской походкой он шел по тропинке, ведущей вглубь спального района через залитые обеденным солнцем дворы, с пакетами наперевес. Ноша сильно оттягивала и без того устающие запястья, а в голове метались две мысли, прикурить бы сигарету, да остановиться где-нибудь передохнуть. Если пройти мимо детской площадки и свернуть в длинный сквер, можно было неплохо устроиться в тени деревьев на любой понравившейся скамейке. Ему некуда было спешить, поэтому наметив этот вариант он бодро зашагал вперед. Словно ворона, которую влечет все яркое, мужчина невольно устремил взгляд на разноцветное пятно детской площадки. В подобное время режим дня предписывал детям послеобеденный сон, от чего на замысловатых изгибах всевозможных лесенок и качелей почти никого не осталось, а те, кто остались, начинали медленно разбредаться, вероятнее всего, по домам.  Он не заметил, как крохотное тельце стремительно приближалось к земле, но заглушенный звук, раздираемым звонким плачем, моментально приковал его внимание. В два размашистых шага он преодолел расстояние, разделявшее дорогу и низкую ограду детской площадки, перешагивая заборчик он на ходу оставил пакеты, отметив при этом как на самом деле устали руки. Но почти достигнув уходящего в высоту сооружения, он огляделся по сторонам, здравый смысл подсказывал ему, что нужно осмотреться, идентифицировать мать и после предложить помощь. Кому, как не ему можно не рассказывать про сумасшедших матерей, которые слишком истерично, изнывая от гормонов, защищают свое дитя от любых внешних воздействий? Он почти беспомощно начал смотреть по сторонам, заметив одну женщину с коляской, стоящую близ деревьев, понятное дело это вряд ли могла быть она. Ее ребенок скорее вряд ли достиг и года и сейчас мирно спит в своих отглаженных простынях и пеленках без использования химических красителей и только из натуральных тканей, ну, конечно, же. Сначала ты обдаешь кипятком каждую его игрушку и вещь, которая может к нему прикоснуться, потом обматываешь острые углы в доме мягкой тканью, пытаешься запрятать провода повыше, убрать стекло подальше, а когда ты роняешь его головой об пол…И тут речь идет не о «если», а именно про слово «когда», то приходиться вспоминать все известные молитвы. Но помимо одиноко стоящей вдали женщины, дико вытаращившей глаза на происходящее, была еще одна, куда более юная, но главным фактором было : «единственная». Свой взор Рэйган устремил именно на нее.

+1

4

Нет-нет-нет. Нет! Нет!!!
Этого не могло случится,просто не могло - и не должно тоже. Как так?!? Элли знала, что она не должна была оставлять малую без присмотра - такие выкрутасы социальные службы не прощают. Но не пить же ей пиво прямо на детской площадке, где у нее и без того хватает недоброжелателей! Она ведь оставляла малышку в песочнице, взяв с нее слово, что она никуда не уйдет без мамочки и будет кричать, если хоть один чужой дядька попробует с ней заговорить, и она еще минуту назад была уверенна, что все хорошо, что Чарли лепит замок из подручных средств, или, на худой конец, готовит куличики для чая с мистером Спарклом.
Подбегая к заграждению, Элли краем сознания отмечает, что мистер Спаркл, на редкость косорылый белый плюшевый единорог, которого давно стоило бы постирать, сидит в песочнице вместе с розовой чайной чашкой.
Шарлотты она пока не видит и безумно мечется взглядом. А что если она кричала не из-за боли, а потому что кто-то уводил ее с площадки? Крик замирает, и у Элли сердце обрывается даже резче, чем в ту минуту, когда он раздался. Пока малышка кричала,Элли была твердо уверенна как минимум в одной вещи: та жива.
Она врывается на детскую площадку, чуть ли не полетев вниз из-за чьих-пакетов с каким-то дерьмом (кто вообще мог их здесь бросить?!?) и чуть ли не сносит какого-то долбодятла из тех, что любят снимать ролики с трагедиями для YouTube. В последнюю секунду, правда, прошмыгивает между ним и стойкой игрового комплекса, больно ударившись плечом.
Главное, чтобы Чарли была жива и здорова.
Главное, чтобы никто не понял, что она пила. От нее, кажется, за километр пивом разит.
Чарли лежит на спине, жалобно похныкивая - запястье на левой руке у нее вывернуто под неестественным углом, но она уже пытается самостоятельно присесть, пусть и без особого успеха. Больше всего Элли хочет за обнимать и зацеловать ее, но пока все, на что она решается, это придержать малышку за плечи.
-Нет-нет-нет, не вставай, лежи. Что у тебя болит? Мамочка сейчас вызовет тетеньку-доктора, и она нам поможет, а ты пока полежи...

0

5

Девушка, на которую Рейган устремил взгляд, явно подтверждая его догадку, была матерью пострадавшего ребенка, так как молниеносно сокращала расстояние между лавочкой и местом происшествия. На своем пути она не видела никаких препятствий, что мужчине запомнилось лишь несколько кадров ее пути, сперва у лавочки, следом она уже рядом с ним, балансирует, словно артист цирка, а уже в следующий момент ее руки опускаются на плечи плачущей девочки. Подобной реакции можно было позавидовать, хотя Стоунхард никогда не жаловался на оную. Пропустив девушку вперед, он не медля и секунды плавно двинулся за ней, пока правая рука скользнула в карман в поисках мобильного телефона. Он остановился в шаге от парочки, которая сейчас составляла одно целое, девушка почти закрывала ему обзор на ребенка, но не большой шаг в сторону и полуоборот корпуса открыли ему нужную картину.  Кисть ребенка находилась в неестественном для нее положении, но для Рэйгана это называлось предполагаемым вывихом или переломом.  -Аккуратно поднимите ее за подмышки и зафиксируйте предплечье, она не должна двигать рукой ни в коем случае. Я вызову скорую. Его голос звучал ровно и спокойно, как у всех представителей его профессии, внушая доверие и заставляя беспрекословно слушаться, наверное, все дело в той непоколебимости и бесстрашии, так как врачи знают, что делать в подобных ситуациях. Безусловно, это все не было так дословно, как казалось. Ведь все дело было в знании алгоритма действий, необходимых для определения диагноза, а уже только потом для выявления того самого плана по спасению, но об этом обычно не говорилось. Он быстро набрал телефон дежурного, диалог состоял лишь из пары фраз, его фамилии, адреса  и просьбы подготовить рентгеновский кабинет. Поблагодарив кого-то на том конце телефона, он убрал аппарат в карман и сделал шаг к девушке с ребенком. Для него было абсолютно понятно состояние матери, в конце концов, у него тоже есть ребенок и, пожалуй, случись с ним подобное, провернуть такой фокус с той же уравновешенностью у него бы не получилось. Он обязательно бы поорал, как ненормальный и поорал на кого-нибудь еще, но это не его ребенок и сохранять спокойствие было легко.  -Скорая будет через несколько минут, давайте попробуем донести ее до дороги… Рэйган старался выглядеть, как можно дружелюбнее, но решил, что улыбка сейчас не слишком уместна, поэтому он добавил голосу немного мягкости и устремил на девушку терпеливый взгляд.

+1

6

Если об этом узнают социальные службы – а они обязательно узнают, в прямом смысле учуют, ведь от нее пивом разит сейчас (она как школьница, которая вот-вот должна пойти на свидание с Самым Красивым Мальчиком В Классе – даже самый легкий отголосок телесного запаха кажется ей отвратительной вонью пота, которую учует половина кинозала), и скорая помощь просто не сможет не позвонить в полицию или кому-то еще. Элли часто бывала на грани, даже слишком, она напивалась до свинского состояния и всякое другое отвратительное делала, но она никогда не причиняла боли своей дочери, никогда не била малышку и старалась не обижать ее. Слишком уж болезненны у нее воспоминания о собственном детстве, чтобы подвергать подобному кого-то еще, особенно столь крошечное, столь хрупкое, столь беспомощное существо.
Невыполнение родительских обязанностей? Неумышленное повреждение тяжкого – от этой мысли, ее сердце готово лопнуть – вреда здоровью? Или жестокое обращение с малолетним? А вдруг – убийство? В чем ее обвинят? Если они поймут, что она пила, то... то... то...
Разумеется, самый верный совет в такой ситуации – нехрен пить. Она сама виновата в том, что случилось, она оставила ребенка без присмотра, но... что она вообще могла поделать? Ей слишком тяжело, слишком болезненно находится на детской площадке с другими мамочками и в то же время – будто бы под стеклянным куполом, очень-очень далеко от них всех.
Она игнорирует слова этого человека. Ей не нужно, чтобы к приезду скорой здесь был свидетель, который мог бы подтвердить, что мамаши-растяпы не было рядом с ребенком во время падения. К тому же... говорит он уверенно, но что вообще может знать? Ну, то есть – он просто проходящий мимо мужик. Зато в скорую он звонит сам, и вот за это уже спасибо – ее сумочка со всем содержимым, включая телефон и кошелек, как и бутылка пива, остались на отдаленной скамейке.
-Вызвали – и спасибо. Дальше я сама со всем разберусь. – она старается, чтобы ее голос звучал не слишком грубо, но выходит плохо. Она совершенно точно не собирается давать кому-то передвигать дочь, пока врачи не будут уверенны, что ее шея и позвоночник в безопасности. Она даже не смотрит на неожиданного - и в данной ситуации нежеланного - помощника.

+1

7

Рэйгана слишком сильно отличала врожденная любопытность и желание поучаствовать во всем происходящем. В детстве, когда ему читали сказки или показывали мультики, главным вопросом после конца истории было: «А что дальше?» Но его мама только округляла глаза и отсылала сына спать или заниматься своими детскими делами. Иногда размышления над подобными вещами не давали ему покоя, мешали уснуть, а порой его буйная фантазия сама закрашивала пробелы его понимания. Но с возрастом это не прошло, а стало главенствующей силой его развития. Единственным минусом было лишь то, что это затрагивало все сферы его жизни. И если он захочет что-то узнать, вероятнее всего он это сделает, речь вовсе не идет о занудстве или капании на мозг, в его голове еще очень много идей, как овладеть желаемым. И к чьему-то великому сожалению он никогда не считал это проблемой и был абсолютно уверен, что данную черту искоренять в себе или брать под контроль вовсе не обязательно.
Вместо слов благодарности в привычном ему мягком женском тоне, он уловил явное нежелание его присутствия в данной ситуации вообще.  Его брови невольно взметнулись вверх в удивлении из-за простого человеческого непонимания, чем он мог в данной ситуации ей не угодить. До обоняния дошел стойкий запах алкоголя  и в следующий момент он уже немного нахмурился, глядя на не обращающую на него внимания макушку. Естественно скорую он не вызывал, так как работал в сети частных клиник, но был готов предоставить весь спектр, обычно, платных услуг, совершенно безвозмездно, потому что у него бы настроение на весь день испортилось, если бы он решил пройти мимо. Хотя, что уж тут говорить, прошел мимо бы кто угодно, но только не он. Ведь ему же больше всех надо и это правда.  -В течении ближайшего часа рука начнет опухать…медленным заговорческим тоном начал Рэйган, -обычно детские связки и суставы настолько эластичны, что вывихи случаются редко, поэтому возможность перелома здесь очень велика…, можно сказать, что говорил это он осознанно с почти нескрываемой язвительной ноткой в голосе. На минуту у него в голове пролетела мысль, что эта девушка могла бы оказаться няней этого ребенка, такая она была миниатюрная и хрупкая, но слова причитания возле ребенка эту мысль полностью опровергали.  Завуалированное противостояние разжигало в нем привычный алчный азарт, безусловно, он приведет сотрудников неотложки на эту площадку, но не отстанет от этой горе-мамаши до самого конца, уж тут можно было не сомневаться.

+1

8

Шарлотта не плачет даже, только тихо поскуливает от боли - точно так же скулил бы любой щеночек или кто еще, нуждающийся в помощи и защите. Она побледнела от боли и глаза у нее - огромные. Ошарашенные. Такое ощущение, будто бы ее что-то очень сильно удивило и напугало. Напугало - совершенно определенно то, что она упала, этот полет вниз, глухой удар, боль. А удивило? То, что мамы не было рядом, то, что она не поддержала, не позаботилась, не защитила?
Хуже того, что Элли чувствует себя плохой матерью, это то, что она чувствует себя предательницей. От этого чувства, ей очень хочется выпить еще пару бокальчиков.
- Скоро все пройдет, малышка, а потом я куплю тебе столько мороженного, сколько ты захочешь, и мы пойдет в кино, или на аттракционы... - она несет какую-то чушь, чувствую, как щеки начинают багроветь под его взглядом. Хватит на нее смотреть, хватит, хватит... Пусть он уже развернется и уйдет! Даже если гадость какую про нее скажет - про выпивку, про лицо ее, про уродство, про остальное...
Но он говорит нечто гораздо худшее. Он говорит про Шарлотту. Рыжая подскакивает, вытягивается в струнку - но даже так ей приходится забрать голову, чтобы смотреть ему в лицо.
-А это уже не ваше дело! Этим врачи займутся, а вы ее только пугаете почем зря! Замолчите немедленно! И вообще, уходите! Здесь не цирк, не на что вам смотреть! - ее лицо пылает от ярости и злобы. Он наверняка думает не об ее словах, а о ее шрамах.

+1

9

Рэйган мимолетно обернулся по сторонам, чтобы осмотреть детскую площадку, с которой пропали все зрители, она была абсолютно пуста за исключением стайки молчаливых птиц, которые активно изучали содержимое, окружавшей площадку, травы и не имели никакого интереса к чему-либо другому. Это было странным с одной стороны и очень удобным с другой, но он больше склонялся плюсу данной ситуации, лишнее осуждение и любопытные взгляды в столь интимном вопросе, скорее всего ни к чему.
Едва он успел перевести взгляд обратно на девушку, как успел застать ее в полный рост, смотрящей на него, однако ему все равно приходилось смотреть вниз, слишком она была невысокая при всей своей хрупкости, сама казалось еще ребенком из-за этой детали. Где-то на подсознательном уровне он прекрасно понимал, что данное восприятие ложное, однако конечный фактор того, что она была женщиной, по его мнению, давал ему полное право считать ее менее самодостаточной, нежели она могла быть на самом деле.  По крайней мере в  качестве отношения к ней.
Теперь это милое создание вовсе не скрывало своего истинного к нему отношения, хотя он это понял еще с первых фраз обращенных в его адрес, что ж у каждого было право на свободу действий и всякое такое, что еще описано в конституции под разделом «права». Он подавил невольную улыбку, но внутри себя он ликовал от маленькой победы…все-таки задел, выбесил, ай да молодец Рэйган, стыд и позор! Эта детская непосредственность светилась ярким блеском в его глазах, однако выражение лица он старался сохранять беспристрастное и только решал: играть дальше или дать заднюю. -Получение тяжких повреждений из-за халатности матери, пристрастной к алкоголю,- медленно парировал он, осматривая девушку с ног до головы нарочито медленно, словно оценивая. Безусловно, он это делал специально, и несло его только дальше, - а мне было бы интересно узнать, как социальные службы к такому относятся?, заканчивая фразу он чуть наклонил голову в бок, придавая выражению лица крайнюю заинтересованность, подчеркиваемую хмурой кривизной бровей, однако улыбка все же предательски тронула край губ…

Отредактировано Рэйган Стоунхард (22.09.2014 13:16:37)

+1

10

Она застывает на мгновение, широко открыв рот - она выглядела бы удивленной, не читайся в ее глазах столь откровенный страх. Да уж, незнакомец знал, во что ему метить. Всего лишь бутылочка пива, не больше, всего лишь попытка немного расслабиться, скинуть с плеч этот невыносимый груз печального, болезненного бытия...
Он не поймет - да и никто не поймет (и будет прав), почему она делает это. Мать-ехидна? Или просто слишком тупая и безвольная алкашка? Но знали бы они, как иногда бывает тоскливо, как тяжело заставлять себя просыпаться по утрам, как плохо становится каждый раз, когда она садится в машину и ей кажется что там,три гола спустя, все еще пахнет отцом Шарлотты, будто бы он не предавал ее вовсе, а просто спит после ночной смены дома... Как тяжело взять лезвие в пальцы и оставить лишь след на коже - а не снять эту чертову кожу с себя, не послать весь мир к чертям. Если для того, чтобы не покончить жизнь самоубийством, ей нужно пару бутылочек пива в неделю, то это небольшая плата. Психотерапевт или психиатр, конечно, заговорил бы о хронической депрессии, усиленной постродовой и необходимости медикаментозного лечения, но денег у Элли много, что ли, по врачам бегать...
Денег у нее, конечно, немного. А он - враг, считает себя самым умным и самым правым. Ублюдок. Но только вот такому самодовольному козлу, который наслаждаться чужой бедой, явно не будет ничего стоить пожаловаться на нее работникам скорой помощи. И тогда неприятности будут ничуть не меньше.
Шарлотта, воспользовавшись долгожданной свободой, успевает присесть, принимая ручку к своей груди - даже странно, что она смогла перенести раненую конечность, не закричав от боли. Элли опускается к ней, помогая встать, но все не отводит взгляда от самодовольного урода; она не знает, что злит ее сильнее: его улыбка или его слова.
-А вот это уже не ваше дело! - она поднимает Чарли на руки, так, словно та новорожденный - ее ручка оказывается на животе, словно в люльке. - Пойдем, Чарли, в машинку, и сами поедем к доктору... И он даст тебе волшебную пилюлю... - она старается, чтобы это все не выглядело как судорожный побег, ведь это лишь подтвердит ее вину, но именно побегом все и выглядит. Элли чертовски его боится.

+1

11

Глядя на реакцию широко распахнутых глаз, Рэйган почувствовал отчетливый укор совести, отчего лицо мужчины разительно поменялось еще до того, как она снова начала говорить. Теперь он понимал, что весь его дурацкий запал был совершенно зазря. Девушка казалась крепким орешком только с первого впечатления, а внутри была настолько же хрупкой, насколько была миниатюрна и женственна снаружи. Его редко что-либо огорчало, кроме врачебных ошибок и внезапно кончающейся бутылки любимого алкоголя, но  у этой особы это получилось. Смешанное чувства расстройства даже подстегивалось некоторой злостью за все случившееся, но его переживания всегда были просто секундной мыслью в голове и быстрой сменой выражения лица. «Осознать» для него приравнивалось к «пережить» и больше он к этому уже не возвращался.
Теперь пришло время для девушки понять, что она приняла его вовсе не за того, кем он по воле собственного самолюбия и глупого задора возжелал показаться. -Конечно, это не мое дело, – совершенно равнодушно сказал он таким спокойным тоном, словно они только что встретились, а картина разворачивавшаяся тут пару минут назад, будто и вовсе не происходила. Он уже не улыбался и лицо его было лишено абсолютно всех эмоций, а взгляд был безучастным, он уже не смотрел на девушку, а разглядывал руку ребенка. Игра была закончена и проигравших, как и победителей тут не оказалось. -Только ради пенициллина, не дай ей двигать рукой, это важно, правда. Машина, которая приедет из частной клиники, где я работаю, им будет нужно мое подтверждение или они никуда не поедут, придется вызывать городскую неотложку, выбирай или едем или будешь разбираться сама, время тикает. Он говорил это, совершенно, беззлобно и без каких-либо намеков, по хорошему, если она была не глупа или не страдала истеричностью, должна была принять это, как данное, а заодно и вразумиться, прийти в себя и понять, что у этого на вид взрослого состоявшегося мужика не смотря на возраст, вид и даже профессию, все еще в одном месте играет самое обычное детство.

Отредактировано Рэйган Стоунхард (22.09.2014 14:52:02)

+1

12

Он – ее враг. Нет, разумеется рыжая уверенна в том, что все мужчины в той или иной степени ее враги (хотя, пожалуй, это не касается Лиама, доброго и мягкого, и, главное, готового пойти ей на помощь в случае беды, притом не требуя какого-то специфичного вознаграждения), и со всеми из них необходимо держать ухо востро…  но этот проявил себя во всей красе. Что она ему сделала? Чем помешала? Если он не готов помогать по-настоящему (о, эта чудная женская память! Она уже и не помнит, кто из них вызвал скорую), то пусть хотя бы не мешает… и не смеет издеваться. Если бы руку сломала сама Элли, пусть даже и по его прямой вине, она бы предпочла стерпеть, смолчать. Она бы сделала вид, что ничего не случилось вовсе, но если речь идет о дочери, о ее слабой, беззащитной малышке…
-А я вас вообще просила вызывать частную?!?
– ей и обычная-то скорая не по карману, придется залазить в тайник, где лежат пятнадцать тысяч, найденных, как она абсолютно уверенна, случайно на улице. У нее недостаточно много денег для того, чтобы разбрасываться ими, она ведь судорожно думает пока, на что может их потратить (может – учеба? Или попытаться купить дом? Или что-то еще в этом духе?), и оплата медицинских счетов в это входи едва ли. Большую часть расходов в обычной больнице покроет страховка, полагающаяся Чарли в силу ее малолетства, а вот в частной… - значит, я позвоню в городскую, и они приедут. Нет бы сразу так сделать, так нет, тебе же надо вывернуться! – ей нужно вернуться к скамейке и взять свой телефон, и вызвать нормальных врачей, а не этих рвачей, но идти с Чарли на руках хоть сколько-то быстро у нее не получается – каждое мало-мальски нормальное движение вызывает у девочки судорожные всхлипы.

+1

13

Мужчина продолжал смотреть на девочку, чьи мысли вероятнее всего наполняла только физическая боль, с которой она не могла справиться своими силами, а взрослые почему-то занимались вместо посильной помощи своими дурацкими разборками.
-Нет, не просила, все тем же беспристрастным тоном ответил Рэйган, -но этот акт, хм, доброй воли, полностью моя инициатива, и я не собираюсь заставлять, просто предлагаю, это не мой ребенок, делай с ним, что хочешь, я просто хотел помочь, профессиональная любопытность, только и всего. В отличие от девушки Рэя действительно ничего не связывало с этим ребенком и он оставался равнодушным ко всему происходящему. За свою жизнь он успел повидать достаточно несчастных детей и таких же разбитых горем родителей, но даже на это он научился не обращать внимания, что уж говорить об этом случае. Ребенку так или иначе помогут, от переломов обычно не умирают, а уж если в силу своего характера она хочет поступить по-своему, пускай. Он был слишком равнодушен к последствиям, чтобы начать настаивать. Свое дело он сделал, но заставить ее он не может, а то непонятно, что еще от нее можно ожидать, хочет муниципальную помощь, на здоровье. Но пока Рэй копался в своих мыслях девушка продолжала говорить и говорить и ее слова уже больше были похожи на обвинения, но своей вины Рэй упорно не чувствовал. -Я работаю не в городской, поэтому и вызвал не городскую, понятия не имею, чем тебе посильно помочь с городской, хочешь, чтобы я ее просто вызвал? Ради бога, только скажи, но безвозмездность услуг я тогда не гарантирую. Он безразлично пожал плечами, оставляя принятие решения на плечи молодой матери. При всей прозрачности ситуации уступить ей по-мужски и начать причитать и успокаивать ее он не мог, если можно пободаться до последнего, почему бы этого не сделать.
Ребенок на руках продолжал плакать, ведь любое движение сейчас отдавалось для нее очень сильной болью. Вместо его настоятельных и не бесполезны советов, мамочка решала все по своему, а он только наблюдал за ее упрямыми телодвижениями и не понимал, почему ее эмоции берут верх над здоровьем и благосостоянием ребенка. Может она была пьяна чуть больше, чем ему казалось и вообще ничего не понимала. Это бы могло многое объяснить. В следующей момент он почувствовал, как в кармане завибрировал мобильный телефон…

Отредактировано Рэйган Стоунхард (25.09.2014 08:52:45)

0

14

Элли понятия не имеет, что ей делать-то, и что делать в первую очередь. Избавиться от мудака, который ясно дал понять, что обеспечит ее многочисленными проблемами из-за ее чертовой ошибки с парой бутылочек пива, помочь дочери, вызывать скорую… ей надо сосредоточиться на Шарлотте, надо игнорировать этого урода и просто ждать расплаты за свой поступок, но знали бы вы, как на самом деле Элли страшно! Она не может позволить никому и ничего разлучить ее с ребенком, и наилучшим вариантом, наиболее безопасным, было бы просто уехать отсюда, забрав дочь, но что тогда будет с ней? И что подумают врачи, если она сама привезет малышку в больницу?
-Я уже заметила вашу добрую волю – пугать ребенка и угрожать мне. За такую помощь бить вас мало
. – она хочет зареветь. Что же ей делать?!? Он хотел не помочь, а заработать на ней… если Шарлотта одета аккуратненько и чистенько, то одежда самой Элли оставляет желать лучшего, и ей кажется совершенно очевидным то, что она имеет проблемы с финансами. Какая им к черту частная скорая помощь?!?
-Если вы хотите помочь на самом деле – то сходите вон к той лавочке –
направление ей приходится указывать подбородком, она старается замереть так, чтобы не беспокоить малышку – и принесите мою сумку. Я сама позвоню в нормальную скорую. – ее коробит то, что он говорит про безвозмездность услуг. Вот урод! Элли, и без того злая на Рэйгана, интерпретирует фразу не в его пользу. – Десятки за эту не безвозмездную услугу вам хватит? Или за то, чтобы принести сумку, вы возьмете больше?

0


Вы здесь » Изумрудные острова » Прошлое/будущее » Взлеты и падение.